Home

О манне небесной замолвите слово…

Наша недельная глава повествует о событиях, оставивших неизгладимый след во всей мировой истории. Я имею в виду, конечно же, в первую очередь рассечение Красного (Тростникового) моря, переход через него сынов Израиля и гибель в нем же египетского войска, преследовавшего евреев во время этого перехода. В этой точке «разборки» Вс-вышнего с Египтом достигли своей кульминации, и спасенный народ Израиля вместе с Моше воспел «Песнь на море» – благодарственный гимн за избавление и за отмщение угнетателям и палачам. Этот момент стал великим актом веры, ибо согласно нашей традиции, вначале евреи вошли в воды моря, поверив словам Моше, и лишь затем оно расступилось, открывая проход.  Как сказали наши благословенной памяти Мудрецы: «Даже служанка видела на море (видения), которые не видел пророк Йехезкель бен Бузи».

Но вот отзвучала торжественная песня, трофеи, оставшиеся от погибшего египетского войска, собраны, и народ отправляется в путь – по пустыне, к горе Синай. И тут выясняется, что подвиг веры – это не единоразовый акт, а ежедневное усилие, которое необходимо прилагать раз за разом. Путь по пустыне стал для евреев начальной школой веры, ибо одно дело – верить во Вс-вышнего, и совсем иное – верить Вс-вышнему, доверять Ему. Об одном уроке в этой непростой школе мы и побеседуем сегодня.

На четвертую неделю марша к горе Синай у народа начали подходить к концу съестные припасы. Казалось бы, нечего волноваться – Тот, Кто сумел разверзнуть море, сможет и накормить любое количество людей. Но рабская привычка не из тех, от которых можно легко избавиться! Ведь раб привык получать свою пусть нищенскую, но постоянную порцию, без связи с тем, работает ли он в этот день или нет. И вот: «И ВОЗРОПТАЛО ВСЕ ОБЩЕСТВО СЫНОВ ИЗРАИЛЯ НА МОШЕ И АГАРОНА В ПУСТЫНЕ. И СКАЗАЛИ ИМ СЫНЫ ИЗРАИЛЯ: «ЛУЧШЕ БЫ НАМ УМЕРЕТЬ ОТ РУКИ БОГА В СТРАНЕ ЕГИПЕТСКОЙ, КОГДА МЫ СИДЕЛИ У ГОРШКА С МЯСОМ И ХЛЕБ ДОСЫТА ЕЛИ, ВЕДЬ ВЫ ВЫВЕЛИ НАС В ЭТУ ПУСТЫНЮ, ЧТОБЫ УМОРИТЬ ВСЕ СОБРАНИЕ ЭТО ГОЛОДОМ!»» (Шмот 16:2-3).

Ох, не просто выдавливать из себя раба! И поэтому на первый раз Вс-вышний отнесся с пониманием к страху евреев перед призраком голодной смерти, и не обратил Своего сурового внимания на их сетования по поводу оставленных за спиной «благах» Египта. Более того, Он удовлетворил их просьбу: «И СКАЗАЛ БОГ, ОБРАЩАЯСЬ К МОШЕ: «ВОТ Я ПОСЫЛАЮ ВАМ ХЛЕБ С НЕБЕС, И БУДЕТ ВЫХОДИТЬ НАРОД, И СОБИРАТЬ ЕЖЕДНЕВНО, СКОЛЬКО НУЖНО НА ДЕНЬ — ЧТОБЫ МНЕ ИСПЫТАТЬ ЕГО, БУДЕТ ЛИ ОН ПОСТУПАТЬ ПО ЗАКОНУ МОЕМУ ИЛИ НЕТ»» (16:4). Вс-вышний возвестил через Моше Рабейну, что раз в день, с утра, Он будет посылать народу своему «хлеб с небес». И это будет не просто еда – это будет испытание. Но прежде чем мы узнаем, в чем оно состояло, выясним, что же представлял собой этот хлеб. «И БЫЛО — ….. УТРОМ БЫЛ СЛОЙ РОСЫ ВОКРУГ СТАНА. И ИСПАРИЛАСЬ РОСА, И ВОТ — НА ПОВЕРХНОСТИ ПУСТЫНИ НЕЧТО МЕЛКОЕ, РАССЫПЧАТОЕ, МЕЛКОЕ — КАК ИЗМОРОЗЬ НА ЗЕМЛЕ. И СМОТРЕЛИ СЫНЫ ИЗРАИЛЯ, И ГОВОРИЛИ ДРУГ ДРУГУ: «ЧТО ЭТО?» ИБО НЕ ЗНАЛИ, ЧТО ЭТО. И СКАЗАЛ ИМ МОШЕ: «ЭТО ХЛЕБ, КОТОРЫЙ ДАЛ ВАМ БОГ В ПИЩУ»«. (16:13-15). На древнем иврите вопрос «что это?» звучит «ман гу?», и отсюда название данного продукта – «ман». Ман представлял собой мелкое белое драже, которое выпадало с утра на слой росы, и затем второй слой росы покрывал его, как герметичная упаковка. Ман, не собранный до времени, пока солнце не начинало припекать, испарялся вместе с росой. Кроме этого, ман обладал несколькими поразительными свойствами, ставящими его в один ряд с самыми большими чудесами и знамениями, произошедшими с народом Израиля. Вот эти качества:

— ман имел вкус той пищи, о которой думал человек во время еды

— его можно было собрать только определенное количество на человека – тот, кто пытался собрать больше, чем было положено, убеждался, что, дойдя до определенного уровня, ман в его суме не прибывает, не смотря на его усилия.

— ман выпадал для каждого человека на различном расстоянии от его шатра: праведники собирали его у порога, средние люди – в пределах стана, а злодеи и нечестивцы вынуждены были проводить несколько часов за пределами лагеря, чтобы набрать себе достаточно мана. Это качество особо не нравилось многим, т.к. оно не позволяло человеку выдавать себя за праведника – все сразу понимают, что тот, кто ищет ман подолгу, даже если у него большая шляпа и длинные пейсы, не является благочестивым человеком. А если кто-то пытался собирать ман ближе, чем это позволял ему его духовный уровень, то сколько бы горстей он не клал себе в торбу, она все равно оставалась пустой.

— ман можно было готовить любым способом, или есть сырым

— ман полностью усваивался организмом, не оставляя отходов

— ман нельзя было накопить впрок. Если его не съедали до утра, он загнивал и становился отравой, кишащей червями. С помощью мана Вс-вышний показал евреям два аспекта Шабата, который даровал им тут же, в пустыне, во время пути к горе Синай: «Шамор» и «Захор» – «Храни день Шабата» и «Помни день Шабата», т.е. запретительные и предписывающие заповеди Седьмого Дня. Аспект «Храни…» выражался в том, что ман не выпадал в Шабат. Наши Мудрецы дали философское объяснение этому моменту – в течение шести будних дней основное направление движения энергии – от Творца к творению, т.е. сверху вниз, и поэтому ман мог спокойно выпадать. Но в Шабат направление движения меняется, т.к. весь мир как бы стремиться сам подняться ко Вс-вышнему, раскрывая скрытую до поры духовность, и поэтому ман не спускался.

Аспект «Помни…» заключался в том, что в шестой день выпадала двойная порция мана, часть которой можно было оставить и на следующий день и символизировал благословение, которым обладал Шабат. В память об этом мы кладём на шабатний стол две халы – «мишнэ лэхем» – «двойной хлеб». Именно с этим моментом связан первый «прорыв» гнева Вс-вышнего: «И БЫЛО — НА СЕДЬМОЙ ДЕНЬ ВЫШЛИ НЕКОТОРЫЕ ИЗ НАРОДА СОБИРАТЬ, НО НЕ НАШЛИ. И СКАЗАЛ БОГ, ОБРАЩАЯСЬ К МОШЕ: «ДО КАКИХ ПОР БУДЕТЕ ОТКАЗЫВАТЬСЯ ВЫ СОБЛЮДАТЬ ЗАПОВЕДИ МОИ И НАСТАВЛЕНИЯ МОИ? СМОТРИТЕ, ВЕДЬ БОГ ДАЛ ВАМ СУББОТУ, ПОЭТОМУ ДАЕТ ОН ВАМ В ДЕНЬ ШЕСТОЙ ХЛЕБА НА ДВА ДНЯ; СИДИТЕ КАЖДЫЙ У СЕБЯ, ДА НЕ ВЫХОДИТ НИКТО ИЗ МЕСТА СВОЕГО В ДЕНЬ СЕДЬМОЙ»» (16:27-29). Кстати, из этого стиха выводится запрет уходить от места, где проводишь Шабат, дальше определенного расстояния.

В трактате Бава Кама (91Б) авторы Талмуда приводят в качестве иллюстрации народной пословицы «Из-за плохого поведения колючек страдает репутация капусты, растущей рядом» именно этот случай: хотя Моше, естественно, не выходил собирать ман в Шабат, Вс-вышний включил и его в эту группу, обратившись через него к народу Израиля во множественном числе «Вы». МаГаРаЛь из Праги отмечает в своей книге «Хидушей Агадот», что причина этого заключается в том, что у каждого человека есть два аспекта – «микро» и «макро». Микро – это человек сам по себе, его внутренний мир, а макро – это человек как часть чего-то большего, элемент системы, в данном случае – народа. И поскольку Тора и заповеди были даны Творцом Народу Израиля в целом как единому организму, а не как совокупности отдельных индивидуумов, то и спрашивать Вс-вышний тоже будет со всех, даже с тех праведников, которые не имеют непосредственного отношения к проступку. А Моше, как вождь поколения, несет за всех особую ответственность.

Из этого важного момента выводится принцип коллективной ответственности внутри нашего народа. Все мы в одной лодке, и никто не может сказать, что его не волнует судьба другого. Так давайте же не будем раскачивать наш общий корабль!

Шабат Шалом!

рав Шломо Зелиг Аврасин

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s