Home

НА ВЫСОКОМ макет 240

Выпуск №240                                                                           Ав 5775 г. (07-08.2015 г.)

                                   Выходит под эгидой организаций «Шавей Исраэль» и РЕК.

 Недельная глава Ваэтханан Шабат Нахаму

НАД НЕБОМ ГОЛУБЫМ ЕСТЬ ГОРОД ЗОЛОТОЙ…

Этот Шабат – первый из семи «Шабатов Утешения». В каждый из этих Шабатов в качестве Гафтары читаются отрывки, где содержатся пророчества, призванные утешить Народ Израиля и дать ему надежду после 9-ого Ава, дня гнева Вс-вышнего, когда был разрушен Иерусалимский Храм, и народ утратил своё сердце. В нашей недельной главе тоже поднимается тема Храма и гнева Творца.

Итак, в начале главы Моше Рабейну, обращаясь к народу, делится с ним своей неизбывной болью – после победы над двумя эйморейскими царями, Сихоном и Огом, и передачей отвоеванной заиорданской территории в качестве надела коленам Реувена, Гада и половине колена Менаше, Моше решил, что возможно, Вс-вышний отменит своё наказание и позволит ему войти в Землю Израиля. Горячая просьба Моше звучала так (Дварим 3:25):

«ДАЙ ЖЕ МНЕ ПЕРЕЙТИ [РЕКУ], И УВИЖУ Я ЭТУ ХОРОШУЮ СТРАНУ, ЧТО ПО ТУ СТОРОНУ ИОРДАНА, ПРЕКРАСНУЮ ГОРУ ЭТУ И ЛИВАН!»

РаШИ объясняет, что под словами «прекрасная гора» имеется ввиду Иерусалим, а «Ливан» – это Иерусалимский Храм.

Такой комментарий не может не вызвать недоумения: хотя Иерусалим располагается в горах, он вовсе не является самым высоким местом в округе! И если в ответ на это можно предположить, что Моше под словом «гора» подразумевал горный район вообще, то какое отношение к этому имеет Ливан, который располагается на «крайнем севере» Израиля, и не вообще не является частью Святой Земли?

Ответ на эти вопросы даёт МаГаРаЛь в своём комментарии Гур Арье: Моше Рабейну, обладая высочайшим духовным уровнем, воспринимает окружающее не с материальной, внешней его стороны, а прозревает духовную суть, которую материя скрывает в себе, подобно тому, как сосуд скрывает своё содержимое. И излишне говорить, какая картина является истинной.

По этому поводу небольшая история. Однажды на субботней трапезе у ребе Менахема Мендла Моргенштерна, известного раввина из Коцка, небольшого городка в Польше, оказался один еврей, который когда-то переехал в Париж, и теперь, посетив родной городок, всё возмущался по поводу однообразных чёрных лапсердаков, которые носили местные евреи. Сам он был одет в модный костюм от парижских кутюрье, и говорил, что в больших городах лапсердаки уже давно не носят. Ребе услышал его разглагольствования и спросил: «А почему Вы считаете, что Париж больше Коцка? Вы судите по количеству людей и домов? Но ведь это только оболочка! У Вс-вышнего на верху есть своя карта мира, и я уверен, что Париж на ней обозначен маленькой точкой, в то время как наш Коцк – одной из самых больших. Так что это парижанам подобает брать с нас пример, а не наоборот!

Нечто подобное происходит и с Моше: он видит, как за Иорданом возносится в небо гигантская гора духовного Иерусалима – места, где материальный мир стремится подняться и соприкоснуться с миром духовным, и Моше всей душой рвётся к этой родственной ему точке. Ведь и его дух достиг максимального совершенства, пребывая в материальном теле.

А почему тогда духовный Храм, находящийся на этой горе, и которому ещё только суждено воплотиться в камень, дерево и золото во времена царя Шломо, называется «Ливан»? МаГаРаЛь находит ответ на этот вопрос в Сифрей: «Ливан» происходит от слова «лаван», т.е. «белый», т. к служение в Храме делало белыми грехи Исраэля». Как нам известно, красный цвет – это символ греха, а белый – символ очищения от него, как об этом говорит пророк: «…. СКАЗАЛ БОГ, – ЕСЛИ БУДУТ ГРЕХИ ВАШИ красны, КАК КАРМИН, СТАНУТ ОНИ БЕЛЫ, КАК СНЕГ… » (Йешаягу, 1:18). Раз в году, в Йом-Кипур, Первосвященник входил в Святая Святых, прося у Вс-вышнего милости и прощения для народа Его, и тогда белела красная нить, повязанная у входа в Храм. Свершалось великое действо – все грехи и их негативное влияние, растворялись и обращались в ничто по воле Творца, и народ Израиля получал ещё один шанс начать все «с белого листа». МаГаРаЛь объясняет, такая возможность объясняется концепцией, согласно которой все грехи – суть порождение дурного начала, коренящегося в материи. Поднимаясь в град Вс-вышнего, раскаивающийся грешник отрывался на время от грубой телесности, ибо такова природа этого места, и грех более не довлел над ним. Помните слова песни: «Под небом голубым есть Город Золотой…»?

Вот эту картину и увидел Моше Рабейну, напряжённо глядя на запад  с вершин моавских гор. Но приговор Вс-вышнего был окончательным, и скорбь Пророка не имела границ.

Подобно Моше, мы тоже вглядываемся сегодня в глубины нашей истории, и видим стоящий на горе великий Храм, и скорбим по утраченной святости и возможности прямого общения с Творцом. Но, в отличие от Моше Рабейну, мы всё же надеемся, что Храм обретёт свое материальное воплощение уже в наши дни. Амен!

р. Шломо Зелиг Аврасин


 

15 Ава – праздник любви?

 

Мишна в трактате Таанит говорит: «Не было таких праздников у Израиля, как Пятнадцатое ава и Йом-Кипур». Что это за день — Пятнадцатое ава и почему он сравнивается с Йом-Кипуром?

Мудрецы наши разъясняют: Йом-Кипур символизирует прощение греха золотого тельца. И прощение это даровано Вс-вышним именно в этот день, и именно тогда Моше-Рабейну спустился с Синая с новыми Скрижалями завета. Пятнадцатое ава тоже символизирует искупление греха — греха разведчиков, посланных в Страну Израиля и оклеветавших ее. Пятнадцатого ава прекратился мор, уничтожавший выходцев из Египта и бывший исполнением вынесенного Вс-вышним смертного приговора всему поколению, совершившему два тяжелых греха: создавшему золотого тельца и не желавшему идти в Эрец-Исраэль.

Шесть положительных событий произошли Пятнадцатого ава:

  1. Как мы уже говорили, выходцы из Египта перестали умирать в этот день. Их было 600000 — людей старше 20 лет, и каждый год Девятого ава умирало 15000 человек. На сороковой год скитаний в пустыне, когда народ Израиля стоял уже на пороге Эрец-Исраэль, Девятого ава своей участи ожидали последние 15 тысяч. Однако Вс-вышний, помня о многочисленных испытаниях, перенесенных нашими предками в пустыне, сжалился над ними и решил оставить их в живых. Оставшись в живых, эти люди решили, что ошиблись и что Девятое ава еще не наступило. Однако когда настало 15 ава, день полнолуния, сомнения исчезли, стало совершенно ясно, что сейчас — действительно месяц ав, что Девятое ава миновало и никто не умер. Поэтому Пятнадцатое ава навсегда осталось днем радости — потому что Вс-вышний даровал им жизнь и грех разведчиков полностью искуплен. Вот теперь понятно, что говорит Мишна: не было у Израиля праздников, подобных Пятнадцатому ава и Йом-Кипуру, — потому что нет радости большей, чем очищение от грехов, от греха создания золотого тельца — в Йом-Кипур, и от греха разведчиков — Пятнадцатого ава.

2—3. В этот день были отменены два брачных ограничения: запрет на браки между мужчинами и женщинами из разных колен Израиля, а также запрет сынам колена Биньямина жениться на девушках из других колен. Как известно, вследствие инициативы дочерей Цлофхада (о которой рассказывается в книге Бемидбар) Вс-вышний запретил девушке, наследующей состояние отца, выходить замуж за сына иного колена Израиля — чтобы земельное владение не переходило от колена к колену.

Много лет спустя произошла трагическая «история наложницы в Гиве» (Шофтим, 19:21), вследствие которой остальные колена Израиля опрометчиво поклялись: «Никто из нас не отдаст свою дочь замуж в колено Биньямина». В результате возникла опасность, что колено Биньямина вымрет. Обе эти санкции были отменены Пятнадцатого ава. Народ понял, что колено Биньямина не перенесет этого запрета, и раскаялся в совершенном: «Отстранено сегодня одно колено от Израиля!» Но возник вопрос: «Что же мы можем сделать для них — мы, которые поклялись именем Г-спода, что не будем давать им наших дочерей в жены?!» Выход был найден: клятва, которой поклялись тогда евреи, не вечна и не распространяется на все последующие поколения. Подобный выход был найден и для отмены запрета браков между представителями разных колен: этот запрет был в силе только для поколения, которое завоевало Страну Израиля. И 15 ава сынам Биньямина было разрешено «умыкать» себе жен из жительниц города Шило, вышедших в виноградники «водить хороводы». Так было сохранено существование целого колена Израиля, и, естественно, исчез запрет женщинам-наследницам из одного колена Израиля выходить замуж в другое колено. Это был первый в еврейской истории случай объединения родов народа Израиля, и книга Шофтим называет его «праздником во имя Г-спода». А с течением времени, как говорит Мишна, стало обычаем начинать сватовство в этот день, чтобы создавать новые семьи в Израиле.

  1. 15 ава израильский царь Гошеа бен Эйла отменил заставы на дорогах, ведущих в Иудею. Когда еврейское царство разделилось на два — Иудейское и Израильское, первый израильский царь Йеровам бен Неват опасался, что если его подданные три раза в году будут приходить на праздник в Иерусалим, их сердце постепенно вернется к монархии Дома Давида. Поэтому он запретил им ходить в Иерусалим, а чтобы гарантировать исполнение своего приказа, перекрыл движение на дорогах, ведущих в Иудею. В качестве замены Иерусалимского Храма он поместил в двух городах, Дане и Бейт-Эле, идолов в виде тельцов, и приказал поклоняться им. Так окончательно распалось некогда единое государство: в Иудее продолжали служить единому Б-гу, а в царстве Йеровама распространилось идолопоклонство. Однако последний израильский царь, Гошеа бен Эйла, снял заставы на дорогах, разрешив народу совершать паломничество в Иерусалим и тем самым предприняв попытку сократить пропасть, разделявшую оба царства.
  2. 15 ава заканчивали заготовку дров для жертвенника в Храме, о котором Тора говорит: «Постоянный огонь, зажженный на жертвеннике, не должен погаснуть».

В начале эпохи Второго Храма большая часть Страны Израиля была опустошена, и задача заготовки дров для жертвенника была почти невыполнимой. Народ, однако, горячо принялся за эту работу, что зачастую было связано со смертельной опасностью. Те, кто доставлял собранные дрова в Храм, удостаивались возможности принести Вс-вышнему благодарственную жертву под названием «корбан а-эцим» («жертвоприношение дров»). Последним днем заготовки дров для жертвенника было 15 ава, потому что с этого дня жара начинала спадать. Дело в том, что на жертвенник можно было приносить только такие дрова, в которых нет червяков, а с 15 ава вероятность наличия их в дровах увеличивалась, так как повышается влажность, а по ночам становится холоднее. Следовательно, Пятнадцатое ава было также храмовым праздником.

  1. 15 ава были похоронены мученики Бейтара, в честь чего к «Биркат га-мазон» мудрецы добавили последнее, четвертое благословение. Дело в том, что римляне запретили хоронить тела защитников Бейтара, но 15 ава, спустя год после падения этой крепости, запрет был отменен. Двойным чудом было это событие: во-первых, Вс-вышний смягчил сердца безжалостных римлян, а во-вторых, — оказалось, что несмотря на долгое время, которое трупы находились под открытым небом, доступные диким зверям и птицам, они остались в целости и сохранности. Поэтому в четвертое благословение вставлены слова (ставшие его заглавием) «добрый и творящий добро». «Добрый» — потому что Вс-вышний охранил тела от разложения, «творящий добро» — потому что обеспечил им захоронение.

И по сей день мы отмечаем Пятнадцатое ава как радостный день. В этот день не читают «Таханун» и не предаются скорби.

                                          Рав Исраэль Меир Лау

 

ЗНАЧЕНИЕ ИЕРУСАЛИМСКОГО ХРАМА (продолжение)


3. Священники (когены и левиты): особенности их службы в Храме, повседневный образ жизни. Духовное влияние священников на еврейский народ.

Храм притягивал к себе евреев не только для принесения жертв, и не только в физическом, но и в духовном, или, если можно так выразиться, в духовно-экономическом смысле. Так, представители касты священников, жрецов – коганим и левиим (сегодня они всего лишь благословляют нас в синагоге во время молитвы) – служили в Храме, в Иерусалиме, но жили по всей стране. Их было огромное количество. В Храме служили поочередно — по семьям и кланам, поэтому на Храмовую службу каждого когена приходилось не более месяца в году. Таким образом, постоянно в Храме находилось не более одной двенадцатой части всех священников (на самом деле, намного меньше: одна двадцать четвертая часть, потому что мы должны исключить праздники паломничества, Суккот и Песах, когда в Храме собирался народ Израиля, не разделенный на группы или колена). Итак, одна двадцать четвертая часть священников служат в Храме. Остальные двадцать три двадцать четвертых живут по всей Стране Израиля и, разумеется, оказывают влияние на людей тех мест, где они живут.

По закону Торы священники не имеют права получить удел в Земле Израиля. Что означает «удел»? Это не просто место, на котором можно построить дом – дома у них были. Удел – это почва, пригодная для земледелия, на которой, соответственно, можно производить сельскохозяйственную продукцию. Таким образом, не имея удела, священники не занимались производительным трудом практически вовсе. В тех местах, где жили, они были учителями, писали книги, свитки Торы, мезузы, изготавливали тфилин и т.д. Занимались, одним словом, преподаванием и различными дополнительными ремеслами, связанными с культовой жизнью.

При этом у всех были семьи, которые они должны были кормить. И, поскольку они не занимались выпуском сельскохозяйственной продукции (а другого вида продукции практически не существовало — страна была сельскохозяйственной), – о священниках, которые будут служить в Храме и исполнять духовную миссию в еврейском народе по всей стране позаботилась Тора: заповедовала, что каждый еврей от каждого урожая своего должен отделять десятину; от каждого теста, которое он замешивает, должен отделять определенную часть; должен отделять дополнительные места в зарезанном животном; от части мяса, когда он режет животное, тоже должен отделять, и всю эту отделенную часть должен, по закону, приносить в Храм. Часть по закону предназначалась священнику-когену, часть – левиту.

Таким образом, мы видим, что само присутствие священников в конкретной деревне, в конкретном городе влияет на каждого конкретного еврея хотя бы постольку, поскольку еврей, собирая свои сто килограммов яблок, должен отделить десять килограммов этих яблок и часть из них отдать левиту. Еще одну часть отдать священнику, который живет по соседству с ним, еще часть – отнести в Храм.

4. Забота евреев о собственной духовной чистоте и о качестве вырабатываемой продукции, связанная с присутствием Храма

Факт существования Храма влиял не только на количество выработанной сельскохозяйственной продукции, но и на ее качество. Так, оливковое масло, которое было одним из основных сельскохозяйственных продуктов Израиля того времени, изготавливалось строго определенным образом, чтобы его можно было использовать в Храме.

В круг забот евреев о своей духовной чистоте естественно входили заботы о чистоте сельскохозяйственной продукции в процессе ее производства и хранения. Понятие «чистота» соответствовало представлению о должном качестве продукции, включавшем пригодность для службы в Храме, а также пригодность для использования большинством евреев.

Итак, это еще один момент, на который нужно обратить внимание: каждый еврей, который выращивал козлика на мясо, или маслины на масло, или виноград на вино, – должен был тщательно следить за производством своей сельскохозяйственной продукции, за каждым шагом на своем поле, в саду и загоне для скота.

5. Храм как мощный экономический фактор в жизни Эрец-Исраэль. Храм как «предприятие».

И, конечно, Храм был важным экономическим центром — фактически, его хранилище было государственной казной. Кроме того, Храм задействовал вокруг себя целый ряд профессий. Так, мы знаем, например, что одежды, в которых священники должны были служить Всевышнему и исполнять свои обязанности в Храме, после недели службы запрещено было использовать повторно. Эти одежды должны были сохраняться, но для каждой следующей группы священников требовались новые, причем одежды священника должны быть специально сотканы, а не сшиты. Сегодня в Йерихо (Иерихоне) археологи находят гигантские склады продукции, которая производилась для Храма.

Кроме массы льняной, хлопковой и шерстяной одежды и различных тканей, которые должны были быть изготовлены строго определенным образом, Храму требовались вино для возлияний и масло для воскурений; дерево, которое сжигалось на жертвеннике; сосуды, как правило, из драгоценных металлов или из камня — и все это далеко не исчерпывало список продукции, необходимой для Храмовых нужд.

Еще надо было сажать деревья, растить животных, которых приносили в жертву в Храме, выращивать лен и хлопок, ткать одежду; изготавливать украшения, сосуды и другую утварь для Храма.

Таким образом, необходимость в целом ряде специальностей вызывалась и поддерживалась Храмом.

6. 3аповедь паломничества и связанная с ней деятельность евреев.

Кроме работ, непосредственно относящихся к службе, Храм также требовал, например, ежегодной проверки и починки дорог по всей стране, связанной с заповедью паломничества.

Как мы уже упоминали выше, в праздники паломничества: Песах, Шавуот и Суккот — «шалош паамим б-шана лаалот ле-рэгель» — до миллиона евреев, собирались в Иерусалиме и окрестностях, чтобы исполнить заповедь паломничества — подняться в Иерусалим, подняться в Храм и принести жертвы Всевышнему.

Мишна говорит, что уже за месяц до праздника посланники Храма направлялись для проверки состояния дорог по всей стране — от Тверии, Беэр-Шевы и Яффо — в центр страны , к Иерусалиму.

И, как правило, дороги были неисправны, — особенно в Песах, потому что только что закончилась зима, сезон дождей, — а дожди разрушали грунтовые дороги. Сразу по окончании зимы посланники Храма отмечали места, которые нужно починить, и присылали рабочих для ремонта.

Перед тем, как подняться в Иерусалим, многие паломники должны были очиститься от нечистоты мертвого тела. Сам процесс очищения занимал семь дней, поэтому начать его стремились заранее, по мере приближения к столице. Но если паломник на своем пути случайно наступал на могилу (кладбищ тогда не было, и своих мертвых люди часто хоронили возле дороги), то вновь становился нечистым, и для очищения ему приходилось начать новый семидневный отсчет. Для предупреждения таких случаев Храм также отправлял посланников и они, как это описано в Мишне, отыскивали придорожные могилы и красили надгробные камни известкой в белый цвет.

Все эти работы — по починке дорог, обнаружению и окраске могил, подготовке Иерусалима к приему сотен тысяч паломников, приготовлению животных и дров для сожжения на жертвеннике, — требовали огромных сил и, соответственно, финансирования.

И средства для всех этих целей выделялись из Храмовой казны.

                               р. Шломо Нээман (с сайта Маханаим)


ВРЕМЯ ЗАЖИГАНИЯ СУББОТНИХ СВЕЧЕЙ ДЛЯ ПОС. ВЫСОКИЙ  

ШАБАТ ВЭТХАНАН: зажигание: (31.07) – 20.50 ИСХОД: (01.08) – 21.11

Благословение на зажигание свечей Шабата:

«Барух Ата, Адо-най Эло-гейну, Мелех га-Олам,

ашер кидешану бе-мицвотав ве-цивану легадлик нер шель Шабат!»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s