Home

Михаэль Фройнд
06/02/2015

Невзирая на все свое значение, Шульхан Арух остается книгой, неизвестной большинству современных евреев.

Этот год ознаменовался 450-й годовщиной с момента публикации одной из наиболее фундаментальных работ современности в области еврейской религиозной мысли, кодекса настолько важного, что и по сей день, он играет роль одного из столпов веры, законов и ценностей нашего народа.

Тем не менее, несмотря на то значение, что он имеет в еврейской жизни и законах, Шульхан Арух (что в переводе с иврита означает «накрытый стол») остается книгой, неизвестной широкому кругу современных евреев.
Это не преувеличение: целое поколение светских израильтян выросло, не заглядывая в его текст, недооценивая его значимость, и эту тенденцию необходимо изменить.

Шульхан Арух был составлен равом Йосефом Каро, семья которого отправилась в изгнание вместе с другими испанскими евреями в 1492 году, когда он был еще ребенком. Рав Каро проживал в Цфате, на севере Израиля, и являлся одним из выдающихся знатоков Торы своего поколения.

Шульхан Арух состоит из четырех частей и охватывает все сферы жизни, от законов молитвы до заключения брака и компенсации финансового ущерба. Впервые он был опубликован в 1565 году в Венеции издательским домом Джованни ди Гара, гебраиста нееврейского происхождения, представляя собой систематизацию еврейского закона, основанную на предыдущей работе рава Каро, «Бейт Йосеф».

Занимаясь кодификации актуальных галахических правил, рав Каро полагался на мнение трех великих законоучителей, предшествовавших ему: рава Ашера бен Йехиэля (известного, как РОШ), рава Ицхака Альфаси (РИФ) и Маймонида.

Данный подход примечателен в силу заложенного в нем разнообразия. РОШ, живший на рубеже 13 и 14 веков, был ашкеназским евреем, бежавшим от преследований и осевшим в Испании, где он стал раввином Толедо. РИФ, живший в 11 веке, большую часть жизни провел в Марокко, прежде чем был вынужден переехать в Испанию, а Маймонид находился в Испании до путешествия в Египет, где в 1204 году он и умер.

Другими словами, первичные источники, на которые опирается Шульхан Арух, являлись общепринятой религиозной практикой своего времени, указывая на то, что, несмотря на различия между сефардскими и ашкеназскими евреями, объединяющий фактор намного превосходит их по силе.

Интересно, что в то же самое время, когда рав Каро работал над составлением Шульхан Арух, рав Моше Иссерлес из Кракова (известный, как РЕМА) также занимался кодификацией еврейских законов, назвав свою работу Даркей Моше. О существовании Шульхан Арух он узнал, лишь получив один экземпляр в подарок от своих учеников.

Тогда РЕМА сделал важный шаг, скромность и величие которого часто упускаются из внимания историками и исследователями. Он имел все права и возможности опубликовать Даркей Моше, как независимое издание, сохранив текст полностью, так, чтобы он мог составить конкуренцию Шульхан Арух.

Однако, РЕМА выбрал прямо противоположную позицию: он сократил свою работу, сделав в ней акцент лишь на тех аспектах, где ашкеназская религиозная практика отличалась от постановлений, приведенных равом Каро. Они были добавлены в текст Шульхан Арух, как примечания, и с 1574 включены во все его издания.

Таким образом, Шульхан Арух символизирует способность еврейского народа находить единство в разнообразии и с уважением относиться к разным обычаям и подходам, если они не противоречат аутентичной религиозной традиции.
И действительно, сам факт сочетания ашкеназских и сефардских законов в рамках одной работы указывает на нашу нерушимую связь, гарантирующую, что мы останемся единым народом, придерживающимся одной и той же законодательной базы.

Разумеется, у Шульхан Арух были свои противники. Такие влиятельные знатоки Торы, как рав Иегуда Лейб бен Бецалель (Маарал из Праги) и рав Шмуэль Эйдельс (Маарша) подвергли данную работу резкой критике, указывая на тот факт, что она не приводит обоснования тех или иных решений и не указывает талмудические источники, на которые они опираются.

Другие, например рав Хаим бен Бецалель, старший брат Маараля, выражал озабоченность тем, что публикация свода законов может, выражаясь словами профессора Давида Рудермана из Университета Пенсильвании, «препятствовать гибкости традиции, преуменьшить важность местных обычаев и нивелировать авторитет индивидуальных раввинских постановлений».

Тем не менее, вскоре Шульхан Арух получил повсеместное распространение и признание, как системообразующий кодекс еврейских законов – и эту функцию он продолжает выполнять вплоть до сегодняшнего дня.

В этой связи глубоко печалит тот факт, что вне ортодоксальных кругов эта монументальная работа остается малоизвестной большинству евреев, не обращающихся к его мудрости и многогранности в повседневной жизни.

Это – следствие многих недостатков нашей образовательной системы, над устранением которого необходимо вести целенаправленную работу. Немыслимо, что еврейский ребенок может вырасти в Израиле, обходясь без Шульхан Арух. Представляя собой одну из основ еврейской жизни, эта книга не должна оставаться чуждой для подрастающего поколения.

И сейчас, когда перспективы достижения единства еврейского народа кажутся такими отдаленными, важно, взглянув на книжную полку, обнаружить там Шульхан Арух и вспомнить об одном из его главных уроков: все мы – это единое целое.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s