Home

Выпуск №218 Адар 5775 г. (02.2015 г.)

Выходит под эгидой организаций «Шавей Исраэль» и РЕК.
Приветствие редактора.
Шалом, уважаемые читатели! Поздравляем вас с наступающим праздником Пурим!
Приглашаем вас на еженедельные уроки по Торе, ТаНаХу и традициям, которые проходят в интернете по вечерам в понедельник и четверг. Записаться на уроки можно на сайте Ор Цион: http://www.orzion.org/ru/webinars/webinar
Занятия проводит раввин Соломон Исаевич Аврасин
• Если у вас возникнут любые замечания, предложения, вопросы, присылайте их на адрес электронной почты avrasinz@yandex.ru, мы будем рады ответить на них!
• Можно также заказать молитву за выздоровление больных, за успех в делах и учебе.

Недельная глава Трума

ПРЫГНУТЬ ВЫШЕ ГОЛОВЫ
Шалом, уважаемые читатели!
В нашей недельной главе описывается трагедия, равная по значению трагедии грехопадения Адама и его жены Хавы в Саду Эденском. Речь идет, конечно же, о грехе золотого тельца. Чтобы лучше понять произошедшее, стоит восстановить весь ход событий.
Итак, после отказа сынов Израиля беседовать со Вс-вышним лицом к лицу, продиктованного страхом, Моше Рабейну в качестве их полномочного представителя поднимается на гору Синай, чтобы провести там 40 дней, дабы получить из рук Творца Тору и затем передать ее евреям. Само собой, он заранее ставит сынов Израиля в известность, что ровно через 40 дней он спустится с горы. Вместо себя он оставляет своего брата Агарона и своего племянника Хура (сына Мирьям) – первый должен решить все вопросы религиозного свойства, второй же – выполнять функции царя. Для израильтян наступает период вынужденного ожидания, в течение которого они осваивают уже данные заповеди, занимаются бытовыми проблемами, и т.п. Но вот наступает сороковой день. Все застыло в напряженном ожидании – возвращение Моше в стан ожидается с минуты на минуту. Но проходит час, другой, миновал полдень, подкрадывается вечер – а Моше все нет! В народе начинается брожение, высказываются самые невероятные предположения…. Но почему же Моше задержался? Ответ, который дают нам Мудрецы, благословенна их память, нетривиален – оказывается, сыны Израиля ошиблись в счете дней, ведь первый день, когда Моше отправился на гору Синай, был не в счет, т.к. пока Моше дошел до горы, наступили сумерки, и наступил следующий день (вы, конечно, помните, что сутки начинаются с вечера, как сказано в Берейшит: «И был вечер, и было утро, день такой-то»). Поэтому день, в который евреи ожидали возвращения Моше, был не сороковым, а тридцать девятым днем. Подобной ошибкой сразу же воспользовался Сатан – темный ангел, функции которого в небесной канцелярии можно охарактеризовать как «три «П»» – он же Провокатор, он же Прокурор, и он же Палач. Его сверхзадача – доказать Вс-вышнему, что человек – это низменное существо, которого не стоило создавать. Поэтому он, при содействии дурного начала в самом человеке, всегда ищет способ спровоцировать человека на совершение греха, а потом сам же и обвиняет его перед Творцом.
Но вернемся к нашей ситуации. РаШИ приводит Мидраш, согласно которому Сатан показал смятенным сынам Израиля мираж – высоко в небе ангелы несли гроб с телом Моше. Понятно, что такое видение не добавило им уверенности в завтрашнем дне, и они обратились к Агарону с требованием: «»ВСТАНЬ, СДЕЛАЙ НАМ БОЖЕСТВО, КОТОРОЕ ПОЙДЕТ ПЕРЕД НАМИ! ПОТОМУ ЧТО ЭТОТ ЧЕЛОВЕК, МОШЕ, КОТОРЫЙ ВЫВЕЛ НАС ИЗ СТРАНЫ ЕГИПЕТСКОЙ, ПРОПАЛ И НЕ ЗНАЕМ МЫ, ЧТО СТАЛОСЬ С НИМ» (Шмот 32:1). Это требование необходимо пояснить. С одной стороны, евреи вроде бы ударяются в махровое идолопоклонство («сделай нам божество»!), с другой стороны, они объясняют свою просьбу тем фактом, что они остались без предводителя ввиду отсутствия Моше, и им нужен новый лидер на его место. Так кого же они хотят – новое божество или нового лидера? Ответ – и то, и другое! Как отмечают многие комментаторы, совершенно невозможно представить, что народ, который только несколько недель назад слышал слова самого Творца «Я – Г-сподь Б-г твой, который вывел тебя из земли египетской, из дома рабства», скатится с этой вершины духовности и святости в темную пропасть язычества. Тогда что же? Дело в том, что человеку свойственно стремиться к стабильности. Он хочет твердо знать, что принесет ему «завтра». Только вот закавыка – его «завтра» зависит от того, как он поступит «сегодня». Именно поэтому «ман» нельзя было накопить впрок. Человек должен понять, что только выполнение воли Вс-вышнего сможет обеспечить ему светлое будущее.
А в нашем случае евреи желали обрести лидера вместо ушедшего Моше, причем такого лидера, который был бы бессмертен. Они знали, что у каждого народа есть свой ангел, который представляет его перед Троном Вс-вышнего. Для сынов Израиля эту функцию до сих пор выполнял Моше Рабейну. Но его нет, а значит, следует вернуться к старой схеме – каким-то способом обрести ангела-посредника. И к кому же еще обращаться, как не к пророку и священнику – Агарону?
Понимая, что Моше может вернуться в любой момент, Агарон решает пойти на хитрость, чтобы не допустить греха – он требует у евреев, чтобы они принесли ему золотые украшения своих жен и детей, справедливо полагая, что те не захотят так просто лишиться своих драгоценностей. Но Агарон не оценил духовной жажды народа – видя, что женщины и дети не желают отдавать золото «на благое дело», они взяли свои собственные украшения и принесли их к его шатру. Агарону ничего не оставалось делать, как изобразить активную деятельность – он положил собранное золото в тигель и бросил его в расселину у подножия гору Синай, в которой пылал огонь. Но вместо того, чтобы сгореть, золото приняло форму тельца. Почему это произошло? Наши Мудрецы говорят, что причиной этого послужило колдовство чародеев из среды «эрев рав» – большой группы неевреев, вышедших вместе с народом Израиля из Египта. Эта группа вовсе не собиралась принимать на себя законы Торы, и при первом же удобном случае решила «соскочить с поезда». В свое время, после смерти Йосефа, египетские жрецы похоронили его на дне Нила, т.к. знали, что Йосеф перед смертью взял с сынов Израиля клятву, что при выходе из Египта они возьмут его кости с собой. Тем самым жрецы хотели помешать грядущему Исходу. Но Моше, воспитывавшийся в доме фараона, знал этот секрет, и когда пришла пора покинуть юдоль рабства, он подошел к берегу реки и, произнеся тайное Имя Вс-вышнего, воззвал: «Восстань, бык! Восстань, бык!» (ведь знак колен Йосефа – бык, согласно благословению Яакова). В ответ на его призыв гроб с останками Йосефа всплыл со дна Нила, и Моше смог взять его с собой. Но эти слова были подслушаны чародеями «эрев рав», и теперь, стоя над расселиной, куда Агарон бросил золото, они тоже стали взывать: «Восстань, бык! Восстань, бык!», и золотой телец шагнул наружу, к ожидающим его людям.
Тогда на пути толпы, обуянной стремлением к «боготворчеству», встал Хур, сын Мирьям и Калева, и попытался увещевать заблудших, но эта попытка пропала втуне, ибо толпа не способна осознать свою ошибку – ею движет набор базовых инстинктов. И Хур был разорван на части. Видя это и понимая, что слова тут не помогут, Агарон совершил еще один маневр – он объявил собравшимся, что праздник и жертвоприношения новому «вождю» состоятся ….. завтра! Но надежда на то, что Моше успеет вернуться вовремя, оказалась тщетной. Ангел-подстрекатель позаботился о том, чтобы с первыми лучами солнца сыны Израиля послали своих первенцев, тех самых, которых рука Вс-вышнего оберегла от смерти в Египте во время казни первенцев, чтобы те принесли жертвы золотому тельцу, гордо стоящему на пьедестале в центре стана. И отовсюду неслось: «Вот твой бог, Израиль, который вывел тебя из дома рабства!» А после жертвоприношений началась «культурная программа» – пир горой в сочетании с оргией.
Именно в этот момент Вс-вышний обращается к Моше, стоящему перед ним со словами: «Пойди и спустись, ибо развратился народ, который ты вывел из Египта!» И Моше вернется к своему народу, предварительно упросив Вс-вышнего не уничтожать их, и сожжет тельца, и покарает виновных, и затем снова поднимется на гору Синай, чтобы умолять Творца даровать Его народу вторую попытку. Но черное дело будет сделано – то состояние чистоты и святости, в котором сыны Израиля находились после дарования Торы, более никогда не вернется к ним. А в каждом наказании за грядущие провинности Б-г будет взыскивать с народа «проценты» и за этот грех.
Так в чем же причина этой трагедии? Только ли в ошибке в подсчете дней? Конечно же, нет! Человеку очень трудно дается подвиг веры, особенно когда забывается, истаивает эффект Откровения (а оно бывает практически у каждого). Трудно верить в абстрактную идею, так и хочется «приземлить» ее, облечь в знакомые черты материального. Но следует понимать, что ни наша земная логика, ни система понятий и принципов в силу своей ограниченности не позволят нам постичь Вс-вышнего и понять Его великий замысел. Лишь после его осуществления наиболее мудрые смогут осознать значение того или иного элемента или исторического момента. Вечное желание человека прыгнуть выше головы, продиктованное благими намерениями, приводит к противоположному результату. Поэтому только путем тщательного изучения Торы и ее Законов, и их исполнения, можно исполнить волю Вс-вышнего, а значит, и приблизиться к Нему. Этому нас учит вся наша традиция. Самая известная наша молитва говорит: «Шма, Исраэль…» – «Слушай, Израиль, внимай словам Торы, ибо только так сможешь ты выполнить волю своего Небесного Отца!»
р. Шломо Зелиг Аврасин

К Шабату Захор

Мицват асе – содержащаяся непосредственно в Торе позитивная заповедь – обязывает каждого еврея хранить в сердце ненависть и вражду к Амалеку и его потомству, помнить и пересказывать вслух его злодеяния, а также рассказывать детям и внукам о том, что сделал нам этот злодей по дороге, когда мы выходили из Египта; все это – пока мы не истребим самую память о нем из этого мира, не «сотрем его имя», не уничтожим его без остатка, так, чтобы не уцелела ни одна живая душа – ни мужчина, ни женщина, ни один предмет, который был бы назван его именем. Вот чего требует от нас Тора, говоря: «Сотри память об Амалеке в мире под Небесами – не забудь». Наши мудрецы так объясняют эти слова: «Помни» – значит «пересказывай», «Не забудь» – «храни в сердце».
Чтобы выполнить позитивную заповедь Торы, обязывающую нас пересказывать злодейства Амалека и хранить в сердце ненависть и вражду к нему, мы, согласно постановлению еврейских мудрецов, читаем Парашат Захор по книге публично, в присутствии всей общины в субботу перед Пуримом для того, чтобы «уничтожение Амалека» непосредственно предшествовало «уничтожению Гамана», который был его прямым потомком.
Несмотря на то, что отрывок, содержащий заповедь ненависти к Амалеку, читается, в свой черед, в составе недельной главы Ки теце, в конце лета, мы обязаны читать его еще раз отдельно. Когда мы читаем его вместе с недельной главой, мы сосредоточены на том, чтобы выполнить установленную Моше заповедь чтения Торы по субботам; читая его отдельно, перед Пуримом, мы сосредоточиваемся на выполнении заповеди Торы, обязывающей нас хранить ненависть к Амалеку.
Поскольку чтение главы Захор является выполнением заповеди Торы, к нему следует относиться с особой серьезностью. Читающий должен сознательно помогать слушателям исполнить заповедь, а слушатели – быть готовыми исполнить ее, слушая это чтение, так, как если бы они читали Парашат Захор сами.
Существует мнение, что тот, кто пропустил специальное чтение Парашат Захар, все-таки выполняет заповедь Торы, выслушав читаемую в Пурим главу «И пришел Амалек».
То, что женщины приходят в синагогу для того, чтобы слушать чтение Парашат Захор – это только обычай, а не требование еврейского закона. Заповедь «помнить [о злодеяниях Амалека]» относится только к мужчинам, на которых лежит обязанность победить потомков Амалека в битве. Поскольку женщины не участвуют в военных действиях, к ним вообще не относятся заповеди, связанные с ведением войны, в том числе и обязанность «помнить». Необходимо отметить, однако, что, по мнению ряда выдающихся авторитетов, женщины обязаны слушать чтение Парашат Захор наравне с мужчинами, потому что в особой, обязательной войне, милхемет мицва, участвует весь еврейский народ.
Существует еврейский закон, запрещающий выносить свитки Торы из синагоги даже для того, чтобы дать возможность больному, прикованному к постели, или узнику, томящемуся в тюрьме, участвовать в чтении Торы. Этот запрет действует в течение всего года – за исключением субботы, когда читается Парашат Захор. Поскольку чтение ее – это заповедь, предписанная самой Торой, разрешается выносить священные свитки из синагоги для того, чтобы больной или заключенный мог ее исполнить. Согласно некоторым авторитетам, исключение делается и для субботы, в которую читается Парашат Пара, о которой мы будем говорить дальше.

Амалек
Амалек, прародитель амалекитян, был внуком Эсава. Его отец – Элифаз, первенец Эсава, мать – Тимна из семьи хурийских князей, живших в земле Сеир. Она была наложницей Элифаза и родила ему Амалека.
Наши мудрецы отмечают: Тимна была мамзерет – плодом кровосмесительного союза. Тора в главе Ваишлах упоминает ее как сестру Лотана, сына Сеира (по имени которого потом была названа целая страна). В то же время в книге Диврей Га-ямим («Хрониках») она упомянута в числе детей Элифаза, а не детей Сеира. Это означает, что Элифаз вступил в связь с женой Сеира, которая родила от него Тимну. Она была сестрой Лотана, князя Сеира, только по матери – ее отцом был Элифаз.
Став взрослой, Тимна решила породниться с одним из потомков Авраама, слава о котором распространилась по всему миру. Она предложила себя в жены Яакову, но он отказался вступить с ней в брак, потому что она была мамзерет. Тогда она пришла к собственному отцу, Элифазу, и он сделал ее своей наложницей. От этого кровосмесительного союза и родился Амалек – мамзер, сын мамзерет.
Элифаз, отец Амалека, вырос в доме Ицхака и был обрезан, согласно требованию Торы, на восьмой день после рождения. Пока был жив Ицхак, Эйсав совершал обрезание своим сыновьям и вообще всем мальчикам, рождавшимся в его доме. Но Амалек родился уже после смерти Ицхака и потому не был обрезан. Он рос в доме злодея Эсава и унаследовал у него ненависть к Яакову и его потомству, ненависть, которую сам Эйсав должен был сдерживать.
В Мидраше сказано:
«Эйсав сказал Амалеку: «Я много раз пытался убить Яакова, но мне это не удалось. Постарайся отомстить за меня».
Амалек спросил: «Но как могу я одолеть его?»
Эйсав ответил: «Я дам тебе совет, который ты должен всегда помнить. Если ты увидишь, что Израиль совершил ошибку и попал в трудное положение – напади на него в этот момент»».
Когда Амалек увидел, что народ Израиля выходит из Египта, гордый и свободный, его ненависть запылала, как жаркий огонь. Он собрал всех своих людей и расположил их в скрытом месте на пути Израиля. Сыны Израиля устали и ослабели, и тогда Амалек вышел из засады и напал на них, как сказано в Торе – «И пришел Амалек».
Слово Амалек – עמלק – можно прочитать как לק עם – «народ-кровопийца»; это народ, мечтающий напиться крови Израиля. Амалека можно сравнить с мухой, которая ищет открытую рану, чтобы вкусить крови. Так он и преследовал Израиль.

Ненависть Амалека к Израилю
Ненависть Амалека к Израилю разительно отличается от ненависти, которую питают к Израилю другие народы. Даже самые страшные злодеи, не являющиеся потомками Амалека, забывают на некоторое время о своей вражде к Израилю – Амалека же ничто не может от нее отвлечь, и все его замыслы всегда посвящены борьбе с еврейским народом. Всех других врагов Израиля можно подкупить или умилостивить – Амалека ничем нельзя подкупить. Многие другие народы, поднимавшие руку на Израиль, были наказаны за это Всевышним, устрашились и перестали бороться с Израилем, но Амалека нельзя устрашить ничем. Даже когда Амалек увидел, что Всевышний совершил для Израиля великие чудеса, что Он постоянно присутствует в еврейском лагере, защищает Израиль и мстит его врагам, даже когда он понял, что если сейчас нападет на Израиль, будет жестоко наказан, он все-таки был готов пожертвовать собой. Но почему? Потому, что все существо Амалека и его потомков, целого народа, направлено на борьбу с Израилем, а не на отстаивание собственных интересов. Амалекитяне ненавидят Израиль слепой ненавистью, не имеющей рационального объяснения и не знающей расчета, ни от чего не зависящей и никогда не ослабевающей.
Когда слава Авраама обошла весь мир, и все народы поняли, что он – избранник Всевышнего, они захотели разделить с Авраамом небесное благословение и назвали его Князем, избранным Всевышним, признали его духовное превосходство и приоритет. Тогда Авраам стал, как сказано в Торе, «отцом множества народов».
В чем же заключалось величие Авраама? В том, что он отказался от служения идолам и стал служить одному лишь Всевышнему, завещал своим потомкам это служение и требовал от них следовать Его путем, путем милосердия и справедливости. Когда Ишмаэль не захотел идти путями своего отца, он отказался от величия и славы Авраама и уступил их своему брату Ицхаку. Но сын Ицхака Эйсав, нарушивший все законы, грабивший, убивавший, прелюбодействовавший, совершивший все мыслимые грехи, желал в то же время наследовать отцу, Ицхаку, и владеть сразу двумя мирами. Однако Всевышний пожелал, чтобы благословение Ицхака было целиком передано праведному Яакову, никому не причинившему вреда и исполненного любви к Всевышнему и к людям. Когда Эйсав увидел, что его желание неосуществимо, что Яаков удостоился благословения и первородства, он ушел, чтобы избежать позора, в страну Сеир. Однако он не оставил надежды завладеть наследством отца, которое ему уже не принадлежало, и проникся смертельной, вечной ненавистью к Яакову, ненавистью, смешанной с завистью к законному наследнику. Эйсав решил завладеть этим наследством хитростью или силой, раз закон и справедливость не на его стороне.
Эсаву не удалось отомстить Яакову, которого оберегал от врагов сам Всевышний, и он завещал месть своим потомкам. Однако многие из них отчаялись добиться успеха на этом пути. Они сказали: «Нам никогда не справиться с теми, кто так тесно связан с Царем Вселенной. Нам вполне достаточно и того, что у нас есть, мы не хотим наследства Авраама и Ицхака – ни прав, ни обязанностей, связанных с владением им». Они продолжали заниматься дурными делами и все более отдалялись от пути, по которому шли Авраам и Ицхак. Но один из потомков Эсава, злодей из злодеев, обязанный своим появлением на свет двойному кровосмешению, мамзер, сын мамзерет, человек, лишенный уважения к чему бы то ни было и не знающий никаких моральных ограничений, сказал своему деду Эсаву: «Я не боюсь Всевышнего, я не боюсь ничего. Я не остановлюсь ни перед чем, не постесняюсь совершить любой поступок, любое преступление – мне достанет мужества и силы. Я буду воевать с сыновьями твоего брата, наследниками твоего величия, я буду сражаться с ними в открытом поле и из засады, я буду убивать слабых, отставших от их лагеря, постараюсь поразить их героев – пока не сумею уничтожить их всех».
Пока в потомках Эйсава, внука Авраама, оставалась крупица посеянного Авраамом добра, им и в голову не приходило пытаться искоренить в мире доброе начало. Но когда на свете появился этот злодей, для которого не было ничего святого, положение изменилось. Именно тогда, как сказано в Торе, «пришел Амалек и сразился с Израилем».
В будущем все народы оставят идолопоклонство и дурные дела и возвратятся к Всевышнему. Но Амалек, в котором нет ни крупицы добра, обречен на гибель, ибо война на уничтожение против этого злодея – заповедь Всевышнего.
(Из Книги Нашего Наследия)

ВРЕМЯ ЗАЖИГАНИЯ СУББОТНИХ И ПРАЗДНИЧНЫХ СВЕЧЕЙ ДЛЯ ПОС. ВЫСОКИЙ
Благословение на зажигание свечей в Шабат:
«Барух Ата, Адо-най Эло-гейну, Мелех га-Олам, ашер кидешану бе-мицвотав ве-цивану легадлик нер шель Шабат!»
ШАБАТ ТЕЦАВЭ-ЗАХОР: зажигание (27.02) – 17.31, исход (28.02) – 18.42

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s