Home

Выпуск №175. Нисан — Ийяр 5774 г. (04-05.2014 г.)

Выходит под эгидой организаций «Шавей Исраэль» и РЕК.

Приветствие редактора.

Шалом, уважаемые жители Высокого и другие наши читатели!
Поздравляем Вас с началом месяца Ийяр! Новомесячье выпадает на 30 апреля и 1 мая.
• В начале июня ожидается прибытие на Высокий комиссии раввината Израиля. В это же время произойдет официальное открытие молитвенного дома и культурного центра на Высоком
• Если у вас возникнут любые замечания, предложения, вопросы, присылайте их на мой адрес электронной почты avrasinz@yandex.ru, мы будем рады ответить на них!
• Можно также заказать молитву за выздоровление больных, за успех в делах и учебе.
С наилучшими пожеланиями, редактор газеты «На Высоком» раввин Соломон Исаевич Аврасин.

Глава Эмор.

САМАЯ ГЛАВНАЯ ЗАПОВЕДЬ И САМЫЙ СТРОГИЙ ЗАПРЕТ

«И не оскверняйте имени Моего святого. И освящусь Я в среде сыновей Израиля. Я – Бог, освящающий вас, выводящий вас из земли египетской, чтобы быть вам Богом» (Ваикра, 22:32).

Освятить имя Всевышнего – это жить в земле Израиля полноценной жизнью, укреплять свой народ, способствовать его духовному росту.

В самом деле, что может быть важнее, чем доказать всему миру, что есть Бог, проявляющий Свою силу и Свое милосердие через избранный народ. Наши победы и достижения, которых мы добиваемся на своей земле, – доказательство существования Бога. И одновременно – утверждение, что нет других божеств.

Но если мы находимся в плену и служим своим поработителям, создавая их экономику, культуру и науку, то кажется, что нет у нас Б-га. Поэтому пророк Йоэль, прося у Всевышнего пощадить сыновей Израиля и не отправлять их в изгнание, сказал: «Не отдавай Твой удел на позор, чтобы правили в нем народы. Зачем же допускать, чтобы в среде народов говорили: «Где же их Бог?» (Йоэль, 2:17).

Когда мы в изгнании, торжествуют идолопоклонники. Им кажется, что их божества правят миром, их вера истинна, а наша не состоятельна. И тогда они говорят о нас: «Есть один народ угнетенный, и само его жалкое положение свидетельствует о том, что у него нет истины» (Кузари, гл. 1). И нет большего осквернения имени Всевышнего, чем изгнание сыновей Израиля и пребывание их в чужих землях. И об этом сказал пророк: Йехезкель: «И придут они к народам, к которым придут они, и осквернят имя Мое святое, когда скажут о них: «Народ Бога это, и из земли своей вышли они» (36:20).

Единственный путь исправления и искупления греха осквернения имени Всевышнего – это возвращение в землю Израиля, как сказано: «И сжалюсь Я над именем Моим святым, которое осквернили сыновья Израиля среди народов – там, куда пришли они… Не ради вас Я делаю, дом Израиля, а только ради имени Моего святого, которое вы осквернили среди народов – там, куда вы пришли. И освящу Я имя великое Свое, оскверненное среди народов. И будут знать народы, что Я – Б-г… и освящусь вами на ваших глазах. И возьму вас из народов и соберу из всех земель» (Йехезкель, 36:21-24).

А пророк Йирмиягу сказал, что сам исход из стран изгнания станет доказательством могущества и единства Б-га: «Вот приходят дни, когда не будут говорить: «Жив Б-г, Который вывел сыновей Израиля из земли египетской», а (будут говорить:) «Жив Б-г, Который вывел сыновей Израиля из земли северной и из всех других земель. И верну Я их в землю, которую дал отцам их» (16:14-15).

Если бы мы не начали возвращаться, то и не начали бы народы задумываться над тем, что «действительно, жив Б-г Израиля».

Но, может быть, только праведникам следует возвращаться в землю отцов, а тем, кто еще «не созрел» лучше остаться за ее пределами, пока он не очистятся от греха?

Но ведь нельзя в изгнании очистить свою душу, а, значит, нельзя добиться и ясности мысли! И не случайно наши мудрецы объявили, что вся земля за пределами границ святости обладает нечистотой (Шабат, 14б). А рав Авраам Ицхак Кук писал: «Мысль, направленная на поиск высокой духовности, в земле Израиля отличается чистотой и ясностью… и служит для понимания и разъяснения пророчеств… А мысль, направленная на поиск высокой духовности, в землях народов – замутнена она, и затемнена, в тени нечистоты и скверны пребывает она» (Орот Исраэль, 5).

Не чтобы возвеличить имя Всевышнего, от галута (стран изгнания) нужно оторваться не только физически, но и психологически. И сделать это можно только в земле Израиля. И об этом сказал пророк: «И приведу вас в землю вашу. И окроплю вас водой очищающей, и очищу от всякой скверны вашей. И от всех идолов ваших очищу вас» (Йехезкель, 36:24-25).

А мудрецы Талмуда, обобщая учение пророков сказали: «Всякий, кто живет в земле Израиля (даже среди неевреев) – есть у него Б-г, а тот, кто живет за пределами земли Израиля, у него как будто нет Б-га, как сказано: «…дать вам землю Кнаан, чтобы быть вам Б-гом» (Ктубот, 110б).

Как будто нет Б-га… Б-г то у него есть, да вот всякий, кто смотрит на него, думает, что нет у него Б-га. «Если бы был у него Бог, – думают идолопоклонники и атеисты, – так вывел бы Он его из чужой земли и привел бы в землю его отцов».

Есть ли более сильное осквернение имени Всевышнего, чем то, когда еврей вольно или невольно становится лжесвидетелем, утверждающим самим своим пребыванием за пределами святой земли, что у него нет Б-га?

Некоторые из мудрецов Талмуда придерживаются другого мнения. Они считают, что тот, кто живет за пределами земли Израиля, похож на идолопоклонника. Да нет, он не поклоняется чужим божествам, но те, кто смотрят на него, укрепляются в своем убеждении, что их вера в идолов истинная. И когда мудрецы сказали, что живущий вне пределов святой земли похож на идолопоклонника, они опирались на слова Торы: «И разбросает вас Б-г Всесильный среди народов. И останется вас немного среди народов, куда уведет вас Б-г. И будете служить там божествам – изделиям рук человека из дерева и камня, которые не видят, не слышат, не едят и не обоняют» (Дварим, 4:27-28).

Но разве народ Израиля служил истуканам из дерева и камня?

Дело в том, что само пребывание в чужих странах укрепляет в людях мысль, что у нас нет Б-га или что Он оставил нас, а, следовательно, «льет воду на мельницу идолопоклонников». И тем, кто остается жить за пределами святой земли (не как посланники страны Израиля, а как граждане других государств), следует учесть, что грех осквернения имени Всевышнего искупить очень тяжело. И об этом сказано: «Если человек совершил преступления, которые Небесами наказываются отсечением души от народа, а земным судом – смертной казни, то, раскаявшись, он может рассчитывать на то, что молитва и пост в Йом Кипур защитят его, а страдания, которые будут посланы ему, очистят его… Но, если человек осквернил имя Б-га, то пусть он не рассчитывает, что раскаяние защитит его, а молитва и пост в Йом Кипур очистят его от греха…» (Йома, 86а).

И в наше время, когда самолеты прилетают в Израиль из всех стран мира по нескольку раз в день и билеты на них можно купить в открытой продаже – разве не стоит исполнить величайшую заповедь в мире? Освятить имя Всевышнего и одновременно избежать нарушения самого строгого запрета – осквернения Его имени!

Рав Зеев Мешков

ЗАКОНЫ СЧЕТА ОМЕРА.

В Торе, в книге Ваикра, сказано: «И отсчитайте себе от второго дня праздника, от дня приношения вами Омера возношения, семь полных недель. До дня после седьмой недели отсчитайте пятьдесят дней» (Ваикра, 23,15). А в книге Дварим добавлено: «Семь недель отсчитай себе; от нанесения серпа на жатву начинай считать семь недель» (Дварим, 16,5). Таким образом, заповедь обязывает нас отсчитать семь недель, начиная со дня принесения в жертву Омера ячменя, то есть с 16-го Нисана, и до праздника Шавуот, который приходится на пятидесятый день от этого жертвоприношения. Считать мы начинаем со второй ночи праздника Песах. Счет продолжается семь недель, то есть 49 дней. Слова Торы «отсчитайте пятьдесят дней» наши мудрецы понимают как «до пятидесятого дня».

Эта заповедь обязывает каждого из нас вести этот счет — ведь в Торе сказано: «Отсчитайте себе». Поэтому заповедь обязывает каждого еврея.

Эта заповедь не отменяется и в сегодня, когда Иерусалимский Храм разрушен, и мы не можем принести Омер ячменя в жертву Всевышнему. Существует, правда, мнение, утверждающее, что на наше время заповедь Торы не распространяется, и мы исполняем ее лишь как постановление мудрецов.

Счет должен совершаться в ночное время, ибо в Торе сказано: «Семь полных недель». Полная неделя обязательно должна состоять из семи полных дней, то есть счет должен начинаться ночью 16-го Нисана. А поскольку счет в первый день должен совершаться в начале ночи, то в это же время следует осуществлять его и в остальные дни.

Тем не менее, мы начинаем ночь с вечерней молитвы, поскольку заповеди, обязывающие нас молиться, — заповеди о чтении Шма Исраэль и Шмонэ-Эсре, — мы исполняем чаще, чем заповедь о счете Омера (а общее правило обязывает нам отдавать предпочтение чаще исполняемым заповедям и исполнять их прежде других). Сразу после завершения молитвы Шмонэ-Эсре мы переходим к счету Омера.

Тот, кто не произвел этот счет в начале ночи, может сделать это в течение всей ночи, вплоть до самой зари — как только вспомнит о своем упущении. Тот, кто не сделал этого до зари, может произвести счет в течение всего дня, но уже без благословения.

Как производится счет Омера? Вначале произносится благословение: «Благословен Ты, Г-сподь Б-г наш, Царь Вселенной, который… дал нам заповедь счета Омера». Затем считающий говорит: «Сегодня столько-то дней счета Омера» или просто: «Сегодня столько-то дней Омера» — согласно принятому обычаю.

В первую ночь мы говорим: «Сегодня один день Омера», во вторую: «Сегодня два дня Омера», — и так далее — вплоть до седьмого дня. В седьмой день мы говорим: «Сегодня семь дней, то есть одна неделя Омера». Согласно обычаю сефардских общин, принято говорить: «Сегодня семь дней Омера, то есть одна неделя Омера». Начиная с этой ночи считаются как дни, так и недели. В восьмой день мы говорим: «Сегодня восемь дней, то есть одна неделя и один день Омера», а сефардские евреи: «Сегодня восемь дней Омера, то есть одна неделя и один день». И так далее — мы называем поначалу общее число дней, а затем уточняем, сколько целых недель и дней в остатке оно составляет. Тот, кто совершил ошибку и назвал только число дней или недель, должен произвести счет снова, но уже без благословения.

Произнося формулу счета Омера, необходимо тщательно соблюдать правила грамматики, правильно называть однозначные и двузначные числа, помнить, что на иврите слово «неделя» — мужского рода и следить за родом числительных.

Благословение на счет Омера следует произносить стоя — как и сам счет. Это правило мы выводим из слов Торы: «Семь недель отсчитай себе; от нанесения (кама) серпа на жатву начинай считать семь недель» (Дварим, 16,5). Слово «кама» происходит от того же корня, что слово «кима» — «стояние». Однако тот, кто произнес благословение и произвел счет сидя, считается выполнившим заповедь и не должен исполнять ее еще раз. Принято ссылаться на правило, толкующее известную фразу из ТаНаХа в таком «прикладном» духе. Эта фраза: «Мнение Вс-вышнего всегда устоит». Слово «мнение» рассматривается в данном случае как аббревиатура трех слов: омер, цицит, тфилин. Заповеди, связанные с этими предметами, мы, как известно, исполняем стоя.

После произнесения формулы счета принято говорить: «Да будет воля Вс-вышнего на то, чтобы святой Храм был построен в наши дни, в самое ближайшее время». Ведь сегодня мы выполняем заповедь счета Омера, но лишены возможности выполнить другую заповедь, упомянутую в формуле счета — принести его в жертву Вс-вышнему, как сказано в Торе.

Мы уже говорили, что производить счет Омера следует в начале ночи. Как известно, ночь начинается с момента выхода звезд. Тот, кто произвел счет до выхода звезд, еще в сумерки, считается выполнившим заповедь. Он не обязан выполнять ее еще раз, однако все же предпочтительно, чтобы он произвел счет повторно — уже без благословения.

Что произойдет, если один человек спросит другого, какой день счета Омера сегодня? Если тот, кому задан вопрос, еще не произвел счет текущего дня, он должен остеречься и не давать прямого ответа на вопрос о сегодняшнем «номере», — в противном случае он тем самым выполнит заповедь и уже не сможет произнести полагающееся благословение. Однако он может ответить, например, так: «Вчера был такой-то день Омера». Особенно следует остерегаться такой ошибки в Лаг ба-Омер, потому что название этого праздника — всего лишь указание на номер его дня, «33-й день Омера». Поэтому тот, кто просто скажет: «Сегодня Лаг ба-Омер», тем самым произведет счет Омера. Однако наши мудрецы постановили, что тот, кто произнесет эту привычную фразу непроизвольно, не имея в виду формулу счета, все-таки имеет право произвести счет Омера еще раз и произнести благословение. Это постановление нельзя толковать расширительно, поэтому тот, кто скажет: «Сегодня такой-то день Омера», или даже опустит слово Омер и ограничится такими словами: «Сегодня такой-то день», уже не может в этот день производить счет заново, произнося при этом благословение. Слово «сегодня» является ключевым: тот, кто сказал только: «Такое-то число Омера», опустив слово «сегодня», не выполнил заповедь счета и может произнести формулу снова, вместе с благословением, — ведь внутренний смысл заповеди — сосчитать сегодняшний день. Правда, некоторые авторитеты считают иначе. Они полагают, что тот, кто упомянул номер сегодняшнего дня, даже опустив слово «сегодня», уже не может в этот день произвести счет заново, произнося при этом благословение.

Тот, кто начинает произносить благословение на счет Омера, должен знать уже в эту минуту номер сегодняшнего дня, который он затем вставит в формулу счета. Однако даже тот, кто произносит благословение, еще не сделав необходимых вычислений или, к примеру, решив, что он вставит в свою формулу тот номер, который услышит от соседа, который также исполняет сейчас заповедь счета, считается выполнившим заповедь.

Тот, кто (ошибочно) полагал, произнося благословение, что сегодня такой-то день Омера, а произнеся его, спохватился или услышал правильный номер, производит счет, опираясь на уже произнесенное благословение, несмотря на то, что в момент его произнесения имел в виду ошибочный номер. Тот, кто произнес благословение и произвел счет, а затем обнаружил, что ошибся в номере, может немедленно исправить ошибку и назвать правильный номер, опираясь на произнесенное благословение, если он еще не «оторвался» от исполнения заповеди счета и не перешел к другим делам. Тот, кто по забывчивости пропустил один день счета (то есть не произвел счет ни ночью, с благословением, ни днем, без благословения), уже не должен произносить благословение и в последующие дни. Это значит, что в оставшиеся дни он производит счет без благословения. Однако этот запрет действует лишь если человек уверен, что действительно пропустил день. Если у него есть в этом сомнение, он продолжает исполнять заповедь счета с благословением.

(По материалам сайта Института Изучения Иудаизма рава Штайнзальца)

О РЕЛИГИОЗНОМ СМЫСЛЕ КАТАСТРОФЫ ЕВРОПЕЙСКОГО ЕВРЕЙСТВА.

«Йом а-Зикарон ла-Шоа вэ-ла-Гвура» («День памяти Катастрофы) отмечается 28-го Нисана, в 13-й день Счета Омера. В этом году он приходится на 28-ое апреля. День памяти установлен в 1951 году, и он приходится на период, в который, согласно еврейской традиции, действуют некоторые законы траура. В этот день принято зажигать суточные свечи.

27-е число месяца нисан было выбрано в качестве памятной даты, посвященной героизму, проявленному в годы катастрофы сынами нашего народа, и памяти обо всех евреях, погибших от рук фашистов.

Как известно, 27-е нисана — день начала восстания в Варшавском гетто. Но выбор этой даты в качестве дня памяти о погибших в годы второй мировой войны ни в коем случае не означает, что Главный Раввинат или правительство Израиля отрицают мужество, проявленное всеми теми, кто сохранил человеческое достоинство в страшных условиях, хотя и не сражался с оружием в руках, подобно защитникам Варшавского гетто.

Героизм проявили все те, кто, идя по долине смерти, сохранил образ и подобие Всевышнему, заложенные в человеке, любовь к ближнему и высокие качества. И хотя их героизм совсем другого плана, он ничуть не меньше, чем героизм повстанцев. Героизм этих людей был ежедневным. Он проявлялся в соблюдении заповедей, когда они сохраняли немного масла для субботних свечей, продолжали изучение Торы, молились, соблюдали субботу, помогали ближним, оказывали моральную поддержку окружающим. Подобный героизм был проявлен сотнями, тысячами и миллионами людей. Нацисты, да сотрется их имя, хотели не только уничтожить нас физически, но и унизить, превратив в животных. И это им не удалось. У человека можно отобрать все, даже жизнь, но невозможно лишить его человеческого достоинства. Сохранение человеческого облика зависит только от выбора самого человека.

«Все в руках Небес, кроме трепета перед Небесами». Оставаться человеком в любой ситуации — это и значит проявить трепет перед Небесами. Невозможно отрицать, что встречались люди, которые вели себя иначе. Но никто из тех, кто не был на их месте, не имеет права их судить. Единственное, что необходимо сказать, что подобные случаи встречались крайне редко.

Как борьба с оружием в руках, так и умение постоянно переносить любые трудности, страшные мучения и беды являются героизмом.

Ребе из Пясчена, рав Калонимус Калмиш Шапира, в своей книге «Святой огонь» написал: «Царский сын всегда остается царским сыном, даже подвергаясь побоям. Не падай! Оставайся сыном царя».

Евреи, относящие себя к «харедимному» направлению иудаизма, не испытывают восхищения по поводу восстания в Варшавском гетто. Ради чего восставать в безнадежной ситуации? Все равно это никого не спасет. Гораздо правильнее продолжать жить день за днем, надеясь на спасение.

Им возражают религиозные сионисты: «Те, кто взял оружие в руки, достойны самого высокого уважения. Они поднялись на борьбу не потому, что у них была надежда на победу или возможность спастись. Единственной их целью было умереть с достоинством, а не как скот, который ведут на убой.

И та, и другая точка зрения имеет право на существование. Не нам решать, кто проявил больший героизм. С трепетом и ощущением великой святости мы взираем на тех и на других.

Однажды Гаону из Ковно, раву Аврааму Дову-Беру Кагана Шапиро, автору книги «Двар Авраам», который сам прошел через гетто Каунаса, рассказали о двух случаях.

Первый произошел в литовском городе Калем. Нацисты собрали евреев и заставили их копать самим себе могилы. Они стояли, приготовившись к смерти вместе с равом Даниэлем. Рав обратился с просьбой к немецкому офицеру: «Могу ли я проститься с моей общиной?» Тот разрешил ему, но при этом добавил: «Только побыстрее». Но рав не спешил и использовал все то время, которое чудом было дано ему. Он сказал: «Сейчас нам предстоит исполнить заповедь освящения имени Всевышнего», — и прочитал целую лекцию о том, что это значит. Он говорил тихо и спокойно, будто дело происходило в его синагоге в обычный субботний вечер. Офицер стал торопить его, чтобы он заканчивал быстрее, и начал кричать, что рав задерживает его. Рав Даниэль спокойно ответил: «Я еще не закончил». Закончив наконец подробное объяснение смысла заповеди освящения имени Всевышнего, он сказал: «Дорогие братья! Приблизилась минута, когда мы должны исполнить заповедь освящения имени Всевышнего, о которой мы говорили. Я прошу у вас только одного: не впадать в панику и спокойно принять это постановление Высшего суда».

После этого он обратился к немцу и сказал: «Я закончил. Ты можешь начинать свое дело».

Второй случай произошел в Кайдане. Из братской могилы, в которую загнали евреев, выскочил один еврей, обладавший большой физической силой, набросился на немецкого офицера, вцепился зубами в его горло и не отпускал, пока не убил его. Спросили рава Авраама Дов-Бера, Гаона из Ковно: «Кто из этих двух людей поступил правильнее?» И он ответил: «Я не знаю. На этот вопрос невозможно ответить. Нельзя сказать, что поведение одного из них более достойно, чем поведение другого. Ясно, что Рабби из Калема поступил так, как он должен был поступить. Но и еврей, выпрыгнувший из могилы, исполнил заповедь освящения имени Всевышнего во всех ее деталях и подробностях, со всеми самыми высокими намерениями, которые только можно представить себе. И я вам заявляю с полной ответственность, что рав Даниэль при других обстоятельствах сделал бы то же самое, что и этот еврей».

В годы катастрофы евреи проявили высочайший героизм. И не стоит задаваться вопросом, кто из них был большим героем и кто поступил правильнее.

Нет ответа на этот вопрос.

Рав Шломо Авинер

ВРЕМЯ ЗАЖИГАНИЯ СУББОТНИХ СВЕЧЕЙ:
ЗАЖИГАНИЕ СВЕЧЕЙ (02.05.) – 20.23
ИСХОД СУББОТЫ (03.05.) – 21.43

Благословение на зажигание свечей в Шабат:
«Барух Ата, Адо-най Эло-гейну, Мелех га-Олам, ашер кидешану бэ-мицвотав вэ-цивану легадлик нер шель Шабат!»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s