Home

Каждая община, в первую очередь, состоит из людей. Каждый человек представляет собой отдельный мир, у каждого свой непростой жизненный путь. Невозможно понять историю общины евреев-субботников, не обращаясь к персональным примерам русских праведных геров и их потомков на протяжении поколений. Вот несколько примеров таких историй.

  •  Александр Возницын, капитан (история русского праведного гера, погибшего ради освящения Имени Вс-вышнего)

Первым русским праведным гером, умершим ради освящения Имени Всевышнего, был, насколько это известно, капитан Александр Возницын, родившийся в семье русских дворян во Владимирской области (в центре России) в конце 17 века. Он сделал успешную карьеру в русской армии и дослужился до звания капитан-лейтенанта. После того, как Александр Возницын закончил военную службу в 30-х годах 18 века, он выказал заинтересованность в вопросах религии и приобщился к иудаизму под влияние Боруха Лейбова, еврейского торговца, возглавлявшего небольшую еврейскую общину в деревне Зверовичи в Смоленской области. Эти территории в составе Польши были оккупированы русскими в 1654 году. Евреи-ашкеназы поселились там, когда эти земли входили в состав Великого Княжества Литовского в составе Речи Посполитой, и в итоге остались там и после русской оккупации и невзирая на жестокие антисемитские преследования. Борух Лейбов нередко посещал Москву по деловым вопросам. Там же, после прекращения службы в армии, обосновался капитан-лейтенант Александр Возницын. Между двумя этими людьми возникла заинтересованность, которая, впоследствии, переросла в крепкую дружбу. В результате, Александр Возницын вместе с Борухом Лейбовым поехал в Польшу, где прошел гиюр в соответствии с Алахой. Затем Александр Возницын и Борух Лейбов вернулись в Россию.

Жена Возницына не разделяла его стремления к духовным поискам. Она обратила внимание на то, что ее муж сделал обрезание, а также не молится иконам, как принято в православном христианстве, и воздерживается от употребления в пищу отдельных видов продуктов. Она донесла на своего мужа. Это была эпоха правления Анны, племянницы Петра Великого. В России, которая и без того была антисемитской страной, императрица Анна способствовала укоренению глубокой ненависти к иудаизму.

Императрица Анна опасалась возрождения «ереси иудействующих», распространившейся в России шестнадцатого века под влиянием Захарии, еврея из Литвы. Эта «ересь» привлекла множество последователей, в том числе и среди представителей русской  элиты. Их преследовали до полного искоренения, в 1504 году к сожжению на костре были приговорены предводители, как их называли, «жидовствующих». «Ересь иудействующих» была полностью ликвидирована до середины 16 века, но у российских властей, тем не менее, не было в этом полной уверенности. Эти опасения стали реальностью, когда во второй четверти шестнадцатого века власти стали получать известия об интенсивном распространении «секты субботников», которые «по еврейскому обычаю воздерживаются от работы в Субботы и не едят свиного мяса».

В свете всего этого, императрица Анна отнеслась к гиюру Александра Возницына со всей строгостью. Русский праведный гер и его наставник по вопросам иудаизма, Борух Лейбов, были приговорены к смертной казни через сожжение на костре. В 1738 году, в Санкт-Петербурге, они взошли на костер и умерли ради освящения Имена Вс-вышнего. Александр Возницын проявил огромную храбрость. Он без колебаний поднялся на эшафот и умер достойно.

  • Тимофей Бондарев (1820-1898) – история русского крестьянина, принявшего иудаизм, сосланного за это в Сибирь и переписывающегося по философским вопросам со Львом Толстым.

Тимофей Бондарев родился в 1820 году в крестьянской семье, проживавшей на берегу реки Дон. Был обучен чтению и письму. Помещиком был направлен на военную службу. Около десяти лет служил на Кавказе, где в то время разразилась кровопролитная война. Тимофей Бондарев пытался найти оправдание происходящему и пришел к выводу, что православная вера – не более чем орудие в руках государства. Во время своей службы в армии, Тимофей Бондарев отошел от христианства и принял иудаизм. За это он лишился своих воинских званий и наград. В 1865-1867 годах он находился в заключении в Усть-Лабинской тюрьме. После этого военный трибунал приговорил его к пожизненной ссылке в Сибирь. Губернатор направил его на жительство в деревню Иудино, где существовала большая община евреев-субботников, предки которых были сосланы в Сибирь в двадцатые годы девятнадцатого века из Южной России.

Тимофей Бондарев влился в эту еврейскую общину и благодаря своему образованию занял должность учителя в деревенской школе. Он мечтал об общественной справедливости и жизни, полной достатка, для простого народа. Тимофей Бондарев придерживался собственной философии, которая нашла выражение в философском труде «Трудолюбие и тунеядство, или торжество земледельца». Центральная идея этого труда сосредоточена в цитате из книги Берейшит: «В поте лица своего будешь есть ты хлеб свой». Согласно толкованию Бондарева, этот пасук говорит о том, что занятие возделыванием земли является ключевым условием праведности. Эта работа Бондарева привлекла внимание ряда русских интеллектуалов и демократов.

Лев Толстой называл Тимофея Бондарева среди тех, кто оказал существенное влияние на формирование его мировоззренческой позиции. Сохранилось одиннадцать писем, которые великий писатель послал праведному геру Тимофею Бондареву в Сибирь. Кроме того, Толстой написал заключение к эссе Бондарева на русском, а также к его переводам на английский и французский языки.

Тимофей Бондарев проживал в Иудино до самой своей смерти в 1898 году. Шестьдесят лет спустя после его смерти советские власти изменили название этой деревни, значение которой на русском – «деревня Иуды» (указывает на вероисповедание ее жителей) — на Бондарево, в честь Тимофея Бондарева.

  • Мойше (Моисей) Кузьминистория еврея-субботника из Сибири, очерки которого о жизни еврейской общины публиковались в еврейских газетах в начале 20 века.

Мойше (Моисей) Кузьмин был первым евреем-субботником, рассказавшим «большому еврейскому миру» о жизни своей общины «изнутри». Он родился в 1870 году в деревне Зима в Восточной Сибири, где существовала большая община евреев-субботников, а впоследствии – также и небольшая община евреев-ашкеназов. Собственными силами Мойше Кузьмин изучил святой язык (подавляющее большинство членов общины молилось в то время по-русски, а для чтения Торы старалось приглашать представителей ашкеназской общины) и начал читать религиозную литературу. В молодости Мойше Кузьмин зачастую выполнял роль чтеца Торы, хазана и шойхета в своей общине.

Параллельно с получением обширных знаний о еврейской вере, он также стремился получить и общее образование. Среди евреев-субботников Мойше считался «образованным», что, в конечном итоге, привело к конфликту с его окружением.

Вследствие этого Мойше Кузьмин покинул Сибирь, переехал в европейскую часть России и поселился среди ашкеназских евреев. В 1914 году, в русско-еврейском журнале «Еврейская старина» были опубликованы воспоминания «Из жизни субботников. Воспоминания субботника из Сибири». «Еврейская старина» считался очень важным журналом, он был создан всемирно известным еврейским историком Шимоном Дубновым и выпускался под его редакцией. Статья Мойше Кузьмина вызвала отклик среди мировой еврейской интеллигенции, и до сих пор служит важным источником для изучения истории этой общины.

  • Йоав Дубровинистория еврея-субботника, ставшего символом поселенческого движения в Галилее в начала 20 века.

Йоав Дубровин появился на свет в 1831 году и получил при рождении имя Андрей Дубровин. В молодости он был пастухом у владельцев скота в окрестностях. Он подружился с пожилым крестьянином, который научил его читать и писать. Единственной доступной ему книгой оказался Танах, который удалось сохранить религиозным крестьянам этого района, и так началось его знакомство с Торой и приобщение к евреям-субботникам. Впоследствии он весьма преуспел в своей работе и стал зажиточным земледельцем.

После знакомства с Меиром Дизенгофом и Гиллелем Яффо, выступавших в качестве посланников ишува Эрец Исраэль в странах Восточной Европы для поощрения еврейской эмиграции в Израиль, Дубровин также решил совершить репатриацию. Перед этим он прошел гиюр у рава Ицхака Эльханана Спектора, раввина литовского города Ковно.

Семья Дубровиных, насчитывавшая тринадцать человек, совершила алию в Израиль в 1903 году, когда самому Йоаву Дубровину было семьдесят два года. С собой они привезли свиток Торы, который и по сей день хранится в синагоге мошава Йесод аМаале. Сначала они жили в Хадере, а затем – в мошаве Бейт-Ган, по соседству с Явнеэлем, где умерла их младшая дочь и двое внуков.

Хаим Маргалиот Кальварийский, представитель Еврейского Колонизационного Общества в Галилее, обратился к Дубровиным с просьбой участвовать в заселении долины Хула. Дубровин решил поселиться в Йесод аМаале с учетом того факта, что его жители соблюдали заповеди, а также потому что природа Йесод аМаале напоминала ему родные края. В 1909 году Дубровины приобрели на севере поселения участок в 650 акров земли и вместе с четырьми сыновьями основали там фермерское хозяйство. Благодаря своим фундаментальным познаниям в сельскохозяйственной отрасли, в частности, умению работать с посевами, хозяйство процветало. Семья получила ряд наград, как владельцы преуспевающих сельскохозяйственных единиц.

Болезнь малярия, распространяемая малярийными комарами с болот долины Хула и их личинками, привела к смерти сына Яакова, а после него – и сына Авраама, а также троих внуков Йоава. Сам он также перенес это заболевание, но поправился, однако решил переехать в Рош Пину, чтобы не подвергать угрозе жизнь оставшихся двух внуков. Во время выступления в синагоге перед отъездом он заявил местным жителям перед открытым арон акойдеш, что он нисколько не сожалеет о своем гиюре и репатриации в Израиль. Присматривать за хозяйством в Йесод аМаале остался его старший сын Ицхак, бездетный.

В Рош Пине Йоав основал новое хозяйство. Однако его продолжала преследовать полоса несчастий. Умерли его младший сын и его невестка, а также Рахель, супруга Йоава. Сам он умер в 1935 году в возрасте ста четырех лет.

В Йесод аМаале остался только его старший сын Ицхак. В 1968 году, когда Ицхак состарился, он решил оставить семейное хозяйство в Йесод аМаале и завещал его Еврейскому Национальному Фонду. В 1982 году их дом в Йесод аМаале был превращен в музей, названный именем Дубровиных, который в деталях воссоздает историю повседневной жизни халуцим поселения. Сегодня в этом центре действует также ресторан и зал торжеств.

Потомки Йоава Дубровина живут сегодня в Герцлии и в других местах в Израиле.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s