Home

 שבי ישראל                             домик 02

     Выпуск №123.                                                                 Ийяр 5773 г. (04.2013 г.)

Выходит под эгидой  организаций «Шавей Исраэль» и РЕК.

 Недельная глава Ахарей Мот – Кедошим 

АНАТОМИЯ ЛЮБВИ

«Возлюби ближнего своего, как самого себя». Из этой заповеди вытекает, что, не научившись любить себя, человек не сможет любить другого. Значит, Тора призывает прежде всего любить самого себя! Но хорошо ли специально обращать внимание на собственную персону и потакать своим прихотям, даже если ты ставишь перед собой цель научиться давать благо другому? Конечно же, Тора не призывает человека благоговеть перед самим собой и ублажать свои тело и душу, предаваясь чувственным или интеллектуальным удовольствиям.

Любовь к себе понимается гораздо глубже, чем забота об услаждении плоти и приятном провождении времени. Для того, чтобы понять, к какой любви призывает Тора, попытаемся ответить на один из самых сложных вопросов на свете: «А что такое я?»

Тора говорит: «Вайецер Ашем Элоким эт а-Адам» — «и сотворил Бог Всесильный человека». Согласно объяснению наших Мудрецов, удвоение буквы йод в слове «вайецер» намекает на то, что в человеке заложены два начала, между которыми идет постоянная борьба (Брахот, 61 а).

Но с чем идентифицируется категория «я» — с добром или злом, эгоизмом или альтруизмом, с силой воли или со слабостью? Рассказывают (Шабат, 119а), что в субботу из синагоги домой еврея провожают два ангела — один черный, а другой белый. Если в доме все готово к субботе, белый ангел говорит: «Пусть всегда будет так», и черный отвечает «Амен», а если нет — то черный ангел говорит: «Пусть всегда будет так», — и белому не остается ничего другого, как сказать «амен». Легко представить себе, что речь идет не только о субботе, но о любом поступке: человек помог другому, и белый ангел говорит: «Пусть всегда будет так»; обидел кого-то — и черный ангел говорит: «Пусть всегда будет так!». «Я» — т.е. сам человек — находится посредине между черным и белым ангелом, между хорошим и плохим.

Я — свобода выбора, я — умение выбирать, я — способность склонить себя и весь мир к добру и благу, я — способность заставить даже дурные потенциалы приносить пользу и служить хорошему началу (т.е. заставить черного ангела ответить «амен»). А может быть, это не так? Может быть, «я» человека как раз идентифицируется с той стороной человека, которая постоянно призывает его думать только о себе, заботиться о собственных удовольствиях, благосостоянии и богатстве, не считаясь с другими и не испытывая ни к кому любви и сострадания?

Нет, это не так. Когда человек поступает плохо, неразумно, жестоко, мы говорим: «он не в себе», «он вышел из себя». Это выражение указывает на то, что в психологии людей личность друга или близкого человека отождествляется с положительным и добрым началом. Человек, как правило, не хочет отождествлять себя со своими дурными устремлениями — он предпочитает, по крайней мере, в какой-то степени считать их не своими, а чужими, навязанными ему кем-то желаниями. Речь не идет о злодеях, которые погрязли во зле и утратили способность выбирать. Сама по себе свобода выбора — не данная раз навсегда константа, а функция зависимости настоящего состояния от предыдущего. Рав Деслер разъясняет, что человек по природе своей боится преступления, но совершив однажды недоброе дело, он теряет это врожденное чувство страха. Если же повторить преступление дважды или трижды, оно начнет казаться правильным поведением. В Пиркей Авот этот принцип выражен правилом: «Заповедь влечет за собой другую заповедь, а преступление влечет за собой другое преступление». Задача еврея — научиться поступать правильно и сделать положительное естественным для себя. Каждый шаг в хорошую сторону позволяет белому ангелу делать добро постоянным сущностным свойством человека, а каждый шаг в плохую сторону дает возможность черному ангелу привносить в человека тот яд, который в будущем в похожей ситуации заставит его склониться в плохую сторону. А там, с плохой стороны, самому же человеку плохо: «Сатан — дурное начало, соблазняющее человека, свидетельствующее против него и наказывающее его». Человек по своей сути — добро, потому что он отличается от всех творений тем, что он не ограничен, а безгранично только доброе желание — все остальное ограничено теми или иными рамками (Кант, «Основы метафизики»).

Воевать с черной стороной и любить белую и приближаться к ней — в этом, и только в этом любовь к себе. В этой войне человек создает себя. Сказал Гилель: «Если не я себе — то кто мне?». Любить себя для Гилеля означает исправлять себя, делать добрее, честнее, умнее. Все эти качества нужны человеку не для того, чтобы преуспеть или возгордиться, а чтобы давать благо другому. И поэтому Гилель продолжает: «…а если я для себя — то зачем я (делаю то, что я делаю)? (Пиркей Авот).
«И остался Яаков один, и боролся с ним человек до восхода» (Берейшит, Ваишлах). Если Яаков был один, то с кем же он боролся? С самим собой — с той стороной своей личности, которую он не желал сделать сущностной, а воспринимал как то, что он предпочитал бы оставить снаружи, а не пускать глубоко внутрь. Дурное начало — незнакомец-двойник Яакова, — набирающее силу в темноте. «Пусть всегда человек опирается на свои хорошие желания и с их помощью объявляет войну дурным своим желаниям», — пишет Талмуд (Брахот). Так же нужно относиться и к другому человеку: любить то хорошее, что есть в нем, и помогать развиться и занять главенствующее место светлой стороне ближнего. «Люби людей и приближай их к Торе» — провозгласил все тот же Гилель (Пиркей Авот). Иными словами: «Если ты любишь человека, то в тебе живет желание сделать ему хорошо, и нет большего блага, чем приблизить его к духовности». Любовь не исключает ненависти. Но ненавидеть следует не человека, а то дурное, что живет в нем. Царь Давид сказал: «Любящие Всевышнего, возненавидьте зло!» Зло, а не злодеев.

Рабби Акива сказал (Сифра, глава Кдошим): «Самое общее правило Торы — «возлюби ближнего своего, как самого себя». По его мнению, все заповеди связаны с заповедью любви к ближнему, как частное с общим: исполняя любую заповедь, еврей приближает свою душу к тому общему, что объединяет все существующее. И когда обнаруживается общая основа всех частностей мироздания, сердце преисполняется любовью. Она направлена прежде всего на «ближнего» — на того, с кем устанавливается прочная духовная связь. «Любим человек, потому что сотворен по образу Всевышнего», — сказал рабби Акива. Где раскрывается Высший образ — там и любовь.                                                                                                                                                                                  Рав Зеев Мешков


«Второй Песах»

День 14-го Ийяра называется «Вторым Песахом» (Песах шени), ибо в этот день во времена, когда существовал Иерусалимский Храм, приносили пасхальную жертву те, кто не имел возможности принести ее в срок, 14-го Нисана, — из-за того, что находились в состоянии ритуальной нечистоты или не могли вовремя прибыть в Иерусалим из удаленного места. Вот что говорит об этом Тора: «И Г-сподь говорил Моше так: «Говори сынам Израиля так: всякий, кто будет нечист из-за усопшего, или он будет в дальнем пути, из вас или потомков ваших, то и он должен совершить песах Г-спода. Во второй месяц, в четырнадцатый день, в сумерки пусть справляют его, с мацой и марором пусть едят его»» (Бемидбар, 9,10).

14-е Ийяра не является праздничным или полупраздничным днем. Однако поскольку во времена Храма это был радостный день для всех тех, кто исполнял в него заповедь о пасхальной жертве, мы продолжаем выделять его и сегодня. Поэтому 14-го Ийяра мы не читаем покаянную молитву Таханун.

Существует обычай есть в этот день мацу, оставшуюся от праздника Песах, в память о пасхальной жертве, которая съедалась вместе с мацой.

14-е Ийяра названо «Вторым Песахом», поскольку Ияр, когда приносится эта жертва, является вторым месяцем года. В Иерусалимском Талмуде это день назван иначе — «Малым Песахом».

Отличие пасхальной жертвы от других жертвоприношений

Существует принципиальное отличие пасхальной жертвы от всех остальных жертвоприношений. Оно состоит в том, что в случае, если для принесения любой другой жертвы еврейским законом установлено определенное время, если это время прошло, жертва уже не может быть принесена. Однако песах (пасхальная жертва), несмотря на то, что Тора точно установила время ее принесения и дважды повторила, что она должна быть принесена бе-моадо (то есть «в свой срок»), в определенных случаях (а именно — если еврей по одной из двух упомянутых выше причин не мог принести ее вовремя) должна быть, согласно указанию Торы, принесена в указанный законом второй срок — 14-го Ияра.

Чем вызвано это отличие? Тем, что пасхальная жертва принципиально отличается от всех остальных. Ведь тот, кто обязан был принести любую другую персональную или общественную жертву, но не сделал этого, не выполнил мицват асе — предписывающую заповедь Торы, однако не нарушил ее запрета и закон не назначил ему никакого наказания. Однако с пасхальной жертвой дело обстоит иначе. Тот, кто намеренно не принес ее, подлежит суровому наказанию — карету, как сказано в Торе: «Человек же, который чист и в дороге не был и не совершит песаха, истребится (веникрета) душа его из народа его, ибо жертвы Г-сподней не принес он в свое время» (Бемидбар, 9,13).

Из того, насколько суровому наказанию — отторжению от Источника жизни — подлежит тот, кто сознательно отказался от выполнения заповеди о пасхальной жертве, мы учим, что награда за исполнение ее должна быть еще больше — ведь мера добра (и награды) больше и полнее меры беды (и наказания) в пятьсот раз! Это значит, что тот, кто удостоится вовремя принести пасхальную жертву, прилепляется к Источнику жизни — вместе с народом Израиля.

За что мы ущемлены?

Именно поэтому на втором году после Исхода из Египта, когда евреи справляли свой первый Песах в пустыне, те из них, кто были ритуально нечисты из-за прикосновения к человеческому трупу и не могли принести вовремя пасхальную жертву, пришли к Моше и Агарону и сказали: «За что же мы будем лишены того, чтобы принести жертву Г-спода в назначенную для нее время среди сынов Израиля?» (Бемидбар, 9,7)

Они сказали: «Хотя мы знаем, что не будем наказаны за неисполнение заповеди, поскольку не имели возможности ее исполнить, за что мы лишимся великой награды за ее исполнение? Ведь тот, кто исполнит ее, полностью разрывает всякую связь с идолами других народов и соединяется нерасторжимой связью с еврейским народом и его Создателем на вечные времена».

И хотя наши мудрецы учат: «Тот, кто намеревался исполнить заповедь, но не зависящие от него обстоятельства лишили его такой возможности, удостаивается той же награды, какой удостоился бы, если бы исполнил эту заповедь», эти люди, явно попадавшие под такое определение, то есть не исполнившие заповедь по не зависящей от них причине — оттого, что стали ритуально нечистыми, прикоснувшись к мертвецу, — полагали, что не удостоятся ожидаемой награды. Почему? Они считали, что если бы не согрешили в прошедшем году, создав золотого тельца, то ангел смерти не имел бы власти над еврейским народом и потому они не осквернились бы, соприкоснувшись с мертвым телом. Поэтому они опасались, что их следует рассматривать не как людей, которых не зависящие от них обстоятельства лишили возможности исполнить заповедь, а как людей, не исполнивших ее по ошибке (например, по забывчивости). В таком случае награда за «исполнение» неисполненной заповеди не была бы им положена — в отличие от всех остальных евреев, которые, хотя также участвовали в создании золотого тельца, но не были лишены привилегии принести пасхальную жертву. Поэтому-то эти люди и спросили Моше: «За что же мы (именно мы) будем лишены права принести эту жертву Всевышнему?»

Коротко о законах «Второго Песаха»

Еврей, который находился в состоянии ритуальной нечистоты в часы, когда приносится пасхальная жертва 14-го Нисана, или же был в этот день далеко от Иерусалима (как мы объяснили раньше), или не смог принести жертву по не зависящим от него обстоятельствам, или не принес ее по ошибке или даже не сделал это сознательно в указанное время — во всех этих случаях он приносит ее в конце дня 14-го Ийяра — во «Второй Песах».

Нееврей, принявший иудаизм и ставший евреем между 14-м Нисана и «Вторым Песахом», и еврейский ребенок, достигший совершеннолетия в эти дни, также обязаны принести пасхальную жертву во «Второй Песах».

Еврейский закон устанавливает такое правило: даже когда число евреев, находившихся 14-го Нисана в состоянии ритуальной нечистоты, очень велико, если они представляют собой лишь меньшинство еврейского народа, то обязаны приносить пасхальную жертву 14-го Ийяра. Однако если они составляют большинство народа, или если когены или священные предметы, при помощи которых производится служение в Иерусалимском Храме, ритуально нечисты, то все евреи — и ритуально чистые, и ритуально нечистые — приносят жертву 14-го Нисана.

Если половина еврейского народа ритуально чиста, а половина — нет (из-за контакта с мертвым телом), весь народ приносит жертву 14-го Нисана, ритуально чистые — отдельно, соблюдая необходимые предосторожности, чтобы сохранить ритуальную чистоту, остальные — невзирая на свое состояние. Однако если те, кто ритуально нечисты, составляют большинство, то весь народ приносит пасхальную жертву вместе, как бы в состоянии нечистоты.

Каким образом определяют в Песах, является большинство народа ритуально чистым или нет? Опрашиваются евреи, намеревающиеся войти во двор Храма (для того, чтобы совершить жертвоприношение). Прежде, чем первая группа войдет во двор Храма, на базе этой статистической выборки делается вывод о состоянии народа.

В чем заключаются отличия между законами пасхального жертвоприношения в Нисане и в Ийяре? В Нисане еврею запрещается приносить пасхальную жертву до того, как он полностью уничтожит и аннулирует хамец в своем владении; она не приносится вместе с хамецем; она должна быть съедена только в заранее отведенном для этого доме (или ином месте); в то время, когда едят ее мясо, читается Галлель; пасхальное жертвоприношение сопровождается принесением в жертву Хагиги; наконец, ее разрешается приносить и в состоянии ритуальной нечистоты, если большая часть народа находится в этом состоянии. В Ийяре дело обстоит иначе: в это время разрешается иметь в доме хамец; в то время, когда едят мясо пасхальной жертвы, не обязательно читать Галлель; разрешается выносить ее мясо за пределы дома (или иного места), установленного заранее для того, чтобы съесть его там; вместе с ней не приносят в жертву Хагигу; наконец, ее не приносят в состоянии ритуальной нечистоты.

В обоих случаях — и 14-го Нисана, и 14-го Ийяра — разрешается приносить пасхальную жертву, даже если эти дни выпадают на субботу. В обоих случаях во время жертвоприношения читается Галлель, а мясо жертвы съедается в жареном виде в заранее установленном доме (или ином месте), вместе с мацой и марором. В обоих случаях не разрешается оставлять часть мяса на следующий день и ломать кости жертвы. Так учил Рамбам в Гилхот корбан песах.

(«Книга нашего наследия», рав Элиягу Ки-Тов).

С глубокой скорбью и со слезами на глазах сообщаем, что 23 апреля 1993 г. трагически погиб Табельский Артём Михайлович

Вот уже 10 лет как нет тебя.
Ещё свежа вся горечь, боль потери.
Ты в наших мыслях, в памяти, в сердцах,
И до сих пор мы в твой уход НЕ ВЕРИМ!…
Наш дорогой любимый сыночек, внучек, братик, дядюшка…
Как будто солнца не хватает
Тебя и твоего тепла
Ты улыбаешься с портрета,
Ты смотришь добрыми глазами
Ты далеко — и рядом где-то
Ты не ушёл — всегда ты с нами
Ушёл от нас ты очень рано,
Никто не смог тебя спасти,
Навеки в нашем сердце рана,

пока мы живы — с нами ты!
Помните! Через года, через века помните!
О тех кого уже не вернуть,

пожалуйста, не забывайте НИКОГДА!
Помилуй, Спутник наших дней,

тех близких, что с нами жили
С тоскою говорим, что их нет,

но с благодарностью, что были!


Глубоко скорбящие и помнящие тебя мама, папа, бабушка, дедушка.

 

ВРЕМЯ ЗАЖИГАНИЯ СУББОТНИХ СВЕЧЕЙ ДЛЯ ПОС. ВЫСОКИЙ:

ЗАЖИГАНИЕ СВЕЧЕЙ (19.04.13) – 20.01

                     ИСХОД СУББОТЫ (20.04.13) – 21.17

Благословение на зажигание свечей в Шабат:

«Барух Ата, Адо-най Эло-гейну, Мелех га-Олам, ашер кидешану бэ-мицвотав вэ-цивану легадлик нер шель Шабат!»


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s