Home

      קרבן פסח                                                                                               Рав Шмуэль Элиягу.

Посвящается вознесению души рабби Мордехая Элиягу, да будет память о праведнике благословенна.

                               Перевод: Ш.З. Аврасин

Это случилось внезапно.

Сменяются главы государств. Тот, кто еще вчера обладал огромной властью, сегодня превращается в преследуемого. Жизнь человека, облеченного властью, может в какой-то момент прекратиться и по естественным причинам. Это происходит внезапно. Так случилось с Ахазом, царем Иудеи, после шестнадцати лет его правления, в течение которых он последовательно закрывал центры изучения Торы, и вместо него на престол взошел царь Хизкиягу. Ахаз в чем-то напоминал правителей СССР, которые насаждали атеизм и преследовали веру и верующих, ставя себе целью тотальное уничтожение религии. Каждому тирану приходит конец. И Сталин, и Ахаз в конце концов умерли. После Ахаза царем Иудеи становится его сын Хизкиягу. Не смотря на то, что он был сыном злодея и нечестивца, Хизкиягу совершает раскаяние как на личном уровне, и в рамках внутренней национальной политики. Он отменяет все драконовские законы своего отца, и одновременно с этим в народе возрастает стремление к восстановлению связи Вс-вышним. «И возрадовался Йехизкиягу и весь народ,  тому, что устроил Б-г для народа, ибо неожиданно было это» (Диврей га-Ямим Бет, 29:36). И вот приходит Песах, а народ Израиля не готов к принесению пасхальной жертвы. Хизкиягу вынужден перенести пасхальное жертвоприношения на следующий месяц – Ийяр.

Мы начали с этой истории, чтобы объяснить причину, по которой темой этой беседы была избрана именно принесение в жертву годовалого ягненка – Песах. Многим из нас пасхальная жертва кажется чем-то из области фантастики – чем-то далеким от реальной современной жизни, относящимся к временам Машиаха. В нашей беседе мы покажем, насколько этот вопрос является серьезным и животрепещущим, даже сегодня, насколько он близок нам – «…Чтобы устами твоими и сердцем твоим исполнять его» (Дварим, 30:14) – и поэтому необходимо тщательно изучать этот вопрос.

Есть возможность и в наши дни принести пасхальную жертву.

Пасхальная жертва и Галаха (еврейское право). Каждый год евреи усиленно готовятся к празднику Песах, центральным моментом которого является ночь Седера. Но, истины ради, следует помнить, что на нашем Седере отсутствует его главнейший элемент – мясо пасхального ягненка, который, собственно, и дал этому празднику имя Песах. Большая часть людей считает, что на сегодняшний день нет практической возможности с точки зрения Галахи приносить пасхальную жертву. Но следует вспомнить, что писали многие галахические авторитеты в отношении этой проблемы. Рабби Акива Игер писал в своем письме, адресованном его зятю Хатам Соферу, что он предлагает попросить мусульманских правителей Иерусалима дать соизволение на принесение пасхальной жертвы. Хатам Софер (Респонсы на Шульхан Арух, Йорей Деа, с. 236) ответил, что главная проблема заключается в том, что правитель Иерусалима обладает скверным характером и запрещает немусульманам приближаться к Храмовой горе. Рав Цви Гирш Калишер, один из самых великих учеников рабби Акивы Игера, в своей книге «Дришат Цион» посвятил много места исследованию этого вопроса, и даже обратился с письмом к министру Монтефиоре и барону Ротшильду, в котором он просил их ходатайствовать перед турецким султаном, чтобы тот дал распоряжение выделить место на Храмовой горе для постройки жертвенника с целью принесения пасхальной жертвы. И рав Тикочинский также в серии своих книг под общим названием «Святой Город и Храм» обсуждает проблемы, связанные с пасхальным жертвоприношением в наше время, и предлагает ряд решений этих проблем. МаГаРиЦ Хайот писал: «Я рассмотрел все аспекты данного вопроса и не обнаружил ни одной проблемы, которая препятствовала бы сегодня принесению пасхальной жертвы. Для этого нужно лишь построить жертвенник на том месте, где он стоял прежде. Единственное серьезное препятствие – это отсутствие разрешения властей». А вот что писал по этому поводу Хазон Иш: «…Поэтому если завтра будет получено разрешение властей, следует непременно принести пасхальную жертву» (Респонсы на Шульхан Арух, Эвен га-Эзер, с. 2).

Пасхальная жертва и секулярное право государства Израиль. Согласно законам государства, невозможно воспрепятствовать человеку, желающему принести пасхальную жертву. В нашем государстве существует закон, дающий каждому человеку свободу выполнять предписания своей религии, так как он их понимает. По этому вопросу в БаГаЦ было подано несколько апелляций, и Высший суд разъяснил, что это подпадает под закон о свободе вероисповедания, один из базисных законов государства Израиль. Однако судьи подчеркнули, что конечное решение по этому вопросу должно принять правительство или полиция, которая заявляет, что не сможет обеспечить безопасность тех людей, которые будут приносить пасхальную жертву на Храмовой горе. Совершенно ясно, что если общество будет оказывать давление на своих представителей в правительстве и Кнессете, ситуация в корне изменится. Если даже по вопросу о простых демонстрациях суд постановил, что полиция должна обеспечить безопасность их участников, то чем хуже пасхальное жертвоприношение? Разве оно менее важно?

Пасхальная жертва и общество. Стоит вспомнить, что когда народ Израиля собирался совершить свою первую пасхальную жертву в Египте, они опасались, что мировое сообщество той эпохи болезненно отреагирует на эту попытку. «Разве мы можем принести в жертву то, что свято для египтян, чтобы они не побили нас камнями?» — спрашивает Моше фараона, и у того не находится ответа. Но в конечном итоге именно это и происходит! Евреи режут ягнят – объект поклонения египтян – на их глазах, и те не могут им ничего сделать. Помните: ведь невозможно было скрыть процесс приготовления мяса пасхальной жертвы – запах жареной ягнятины разносился далеко за пределы еврейских дворов. Тем более, если учесть, что жарка мяса «песаха» происходила одновременно во всех домах народа Израиля, не удивительно, что весь Египет благоухал мясным духом. Не было ни единого человека, который мог бы игнорировать этот запах – каждый понимал, что происходит нечто из ряда вон выходящее. Мидраш рассказывает, что у этого запаха было еще одно свойство – святость. Если какой-нибудь еврей сомневался, стоит ли ему выходить вместе с Моше из Египта, то, ощущая запах жареного мяса пасхальной жертвы, он тут же принимал правильное решение. Но и египтяне также отчетливо ощущали этот запах. Обоняли, понимали, но молчали. И никого не побили камнями. Они попросту не осмеливались выступить против такого количества людей! ТУР (Орах Хаим, с. 430) пишет: именно в память об этом событии мы отмечаем Шабат га-Гадоль (Великую Субботу перед Песахом)! Ведь именно в последний Шабат перед исходом произошло это великое чудо! Сам Исход пришелся на четверг, а пасхальная жертва была принесена накануне, в среду, 14-ого Нисана. А поскольку взять ягненка и привязать его к кровати в своем жилище следовало 10-ого Нисана, то очевидно, что эта дата приходилась на Шабат. Мидраш сообщает, что египтяне спрашивали евреев, зачем они хватают ягнят и козлят, а те отвечали, что Вс-вышний заповедал им через три дня принести этих животных Ему в  пасхальную жертву. Египтяне скрипели зубами, видя, как их кумиров ведут на заклание, но ничего не могли поделать с этим, и даже слово молвить против этого не могли. И в честь этого чуда тот Шабат был назван Великим.

И сегодня нас тоже стращают тем, что малейшее наше телодвижение на Храмовой горе приведет к третьей мировой войне. Именно об этом сказано: «Как во дни исхода твоего из земли египетской явлю ему чудеса» (Миха, 7:15). Одно из чудес – то, что мы сможем освободиться, наконец, от страха перед другими народами. Только после того, как мы стали свободны от этого духовного рабства – смогли выйти из Египта. Сегодняшняя ситуация полностью тождественна той.

Народ Израиля начинает процесс собственного избавления, а Вс-вышний продолжает.

Жертва была названа «Песах», поскольку Вс-вышний миновал («пасах») дома евреев: «И скажете вы: Жертва песах это Господу, Который миновал дома сынов Израиля в Египте, когда Он наносил смертельный удар по Египту, а наши дома спас» (Шмот, 12:27). Это минование происходит ровно в полночь. А пасхальная жертва была принесена накануне в сумерки – она предшествовала казни первенцев египтян и спасению первенцев народа Израиля.

Так же обстояло дело и с мацой, которую едят в память о том, что тесто, поставленное еврейскими хозяйками в ту ночь, не успело скваситься. «И испекли тесто, которое вынесли из Мицраима, лепешками пресными, ибо оно не стало квасным; ибо изгнаны были они из Мицраима и не могли задержаться, и даже пищи на дорогу не приготовили себе» (там же, ст. 39). Сыны Израиля ели мацу до того, как вышли из Египта, до того, как их тесто, поставленное на ночь, не успело взойти!

Нечто подобное произошло и во время перехода Красного моря – сыны Израиля вошли в море до того, как оно расступилось. Только после того, как «воды достигли души», море разверзлось перед народом. Что же следует из вышесказанного? То, что нам, народу Израиля, надлежит первыми предпринимать конкретные шаги для собственного избавления, и лишь затем придет помощь Вс-вышнего, как сказано в Мидраше: «Сказал Б-г: откройте Мне дверцу размером с игольное ушко, и Я открою вам врата, подобные вратам Храма!» Этим грядущее избавление будет подобно Исходу из Египта: окончательное избавление не наступит до тех пор, пока евреи этого страстно не возжелают. «Ты восстанешь, сжалишься над Сионом, ибо пришло время помиловать его, ибо пришел срок» (Тегилим, 102:14). Когда же придет это время? Ответ – в следующем стихе: «Ибо возжелали рабы Твои камни его, и прах его жалеют».

 

Изучение и подготовка к выполнению заповеди приближает ее практическое исполнение.

Говорит Мидраш: «Сказал Вс-вышний: Если вы будете заниматься изучением порядка жертвоприношений, то Я засчитаю это вам, как будто вы принесли эти жертвы в действительности»  (Псикта де-рав Кагана, 15). Об этом писал Хафец Хаим: «Когда встанет поколение, которое с нетерпением будет ожидать установления Моего царства – они тут же будут избавлены… ибо слово «ципия» («ожидание») связано со словом «цфия» («наблюдение»), словно дозорный, который стоит на высоком месте и готовится (к встрече)».

Мой рабби и отец мой, да будет память праведника благословенна, многократно акцентировал внимание своих учеников на том, насколько важно читать в канун Песаха после полудня порядок принесения пасхальной жертвы. Вначале он был почти единственным, кто делал это. Только после того, как много лет он говорил об этом в разных местах и разным людям, многие стали следовать этому обычаю, и сегодня это стало уже распространенным явлением, слава Б-гу! Этим мы словно говорим Вс-вышнему: Властелин Мира! Мы не забыли, мы помним, мы изучаем законы, связанные с этим, и хотим исполнить их в действительности!

Мой отец и учитель год за годом прилагал усилия к тому, чтобы печь мацу в канун Песаха после полудня, когда наступало время принесения пасхальной жертвы. И во время выпекания этой мацы, которая служит памятью о пасхальной жертве, пели хвалебные гимны – Галлель, как это делалось в Храме во время пасхального жертвоприношения. И даже в последние годы своей жизни, уже будучи больным, рабби Мордехай Элиягу старался исполнить то, что сказано пророком Гошеа (14:3): «И заплатим мы быками наших уст».

Большое значение пасхальной жертвы.

Заповедь принесения пасхальной жертвы остается в силе и сегодня. Так пишет об этом РаМБаМ в своей Книге Заповедей (предписывающая заповедь №55): «Он приказал нам резать пасхального ягненка 14-ого Нисана…». Важность этой заповеди соответствует важности заповеди обрезания. Тот, кто в состоянии принести пасхальную жертву, и не делает этого, как и тот, кто имеет возможность осуществить заповедь обрезания, и не делает этого – повинен «карэту» (отсечению души и смерти по воле Небес). Более нет у нас ни одной предписывающей заповеди, за неисполнение которой налагалось бы столь тяжкое наказание – только эти две заповеди.

И нет более ни одной заповеди из Торы, в отношение которой давалась бы вторая возможность ее исполнения, кроме обрезания и пасхальной жертвы. Нет второй опции для праздника Суккот, в то время как тот, кто по каким-то причинам не совершил своему сыну обрезания на восьмой день, обязан сделать это в любой другой день, вплоть до совершеннолетия сына, а затем заповедь эта ложится уже на него самого. То же касается и пасхальной жертвы, только в этом случае есть только один день – ровно через месяц, 14-ого Ийяра – когда у человека есть шанс исполнить пропущенную по уважительной причине заповедь.

 

Храмовая служба приносит мир и благословение всему миру.

Пасхальная жертва являлась частью храмовой службы. Возможно, это был самый важный ее элемент, поскольку в ней участвовал весь без исключения народ. Храмовая служба должна была приносить благословение всему миру. Если Храм будет действовать как должно, «Не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться войне» (Йешаягу, 2:4), «И изгоню Я злых животных с земли» (Ваикра, 26:6). Иерусалим был «радостью всей земли», и у всех царило веселье. Но если Храм разрушен – в мире царит зло.

Вавилонский Талмуд в трактате Брахот (лист 59А) объясняет, что из-за изгнания сынов Израиля с их земли в мир приходят многие беды: ибо «в тот час, когда Вс-вышний вспоминает о своих сыновьях, терпящих страдания среди иных народов, Он словно бы роняет две слезинки в великий океан, и звук их падения разносится от одного края мира до другого», и от этого происходят землетрясения. Другие Мудрецы утверждают, что землетрясения происходят из-за того, что Вс-вышний словно всплескивает руками, как сказано: «И Я тоже ударю ладонь о ладонь Свою, и утолю ярость Мою» (Йехезкель, 21:22)». Там тоже идет речь о земле Израиля, терпящей бедствия войны. «Рабби Натан сказал: (это происходит), когда Вс-вышний как-бы вздыхает, как сказано: «И свершится гнев Мой, и утолю ярость Мою над ними, и утешусь…» (Йехезкель, 5:13)».

Пророк Элиягу, доброй памяти, спросил рабби Негорая: «Почему в мир приходят землетрясения? Ответил тот ему: «Когда Вс-вышний бросает взгляд на театры и арены, которые твердо стоят на своих основаниях и процветают, а Его Храм лежит в развалинах, Он наводит на мир землетрясения, чтобы разрушить его, как сказано: «Господь зарычит со Своего места» (Ирмиягу, 25:30) – из-за своего места» (Иерусалимский Талмуд, гл.9).

И поэтому тот, нарушил эту заповедь и не принес пасхальную жертву в назначенное время, несет наказание «карэт», как мужчина, так и женщина, ибо тем самым он наносит огромный вред себе и всему миру. Все это призвано подвигнуть нас на то, чтобы мы разрушили психологический барьер, препятствующий нам думать и действовать в практическом ключе. Ведь многие мудрецы Израиля считали, что пасхальное жертвоприношение – вещь вполне реальная и в наши дни, даже при том, что Храм все еще не построен.

 

Отсутствие Храма не препятствует пасхальному жертвоприношению.

Двадцать два года перед тем, как был построен Второй Храм, жертвы приносились на жертвеннике, стоявшем на своем месте. РаМБаМ в Законах Избранного Дома (2:4) пишет, что три пророка поднялись из Вавилона вместе с остальными репатриантами в начале эпохи Второго Храма. «Один из этих пророков показал место, где стоял жертвенник, другой сообщил народу размеры этого жертвенника, а третий засвидетельствовал, что можно и должно приносить на нем все виды жертв, даже если Храма пока нет».

Так говорит нам Мишна в трактате Эдуйот (8:6): «Сказал рабби Йегошуа: Я слышал, что можно приносить жертвы не смотря на то, что нет Храма», и РаМБаМ устанавливает Галаху согласно этому мнению (там же, 6:15): «Поэтому приносят все виды жертв, не смотря на отсутствие Храма, и едят жертвы из разряда «святая святых» на всей территории храмового двора, не смотря на то, что он разрушен и не окружен стенами, и едят жертвы из разряда «легкая святость», а также вторую десятину на всей территории Иерусалима, не смотря на то, что у города нет стен. Потому что первое освящение (во времена Давида и Шломо) Храмовой горы было временным (только пока стоял Первый Храм), а второе освящение (во времена Эзры и Нехемии) действовало как в то время, так и на будущее». Автор респонсов «Шеелат ЙЕАВеЦ» (часть 1, с. 89) пишет, что, скорее всего, евреи продолжили жертвоприношения на Храмовой горе и после разрушения Второго Храма, не смотря на отсутствие всего комплекса храмовых строений. Руководствуясь этим мнением, один из мудрецов-тосафистов, рабби Йехиэль из Парижа, около семисот лет назад хотел приехать в Иерусалим и возобновить там жертвоприношения. Автор книги «Кафтор ва-перах» разбирает, каким образом можно решить проблемы, связанные с возобновлением жертвоприношений в наши дни, и еще многие мудрецы после него занимались этими вопросами. Скорее всего, в те времена главной проблемой было нежелание местных властей позволить евреям приносить жертвы на Храмовой горе, а вовсе не галахические проблемы.

 

Тот, кто находится в канун Песаха возле Храмовой горы и не приносит пасхальную жертву, попадает «сафек карэт».

До Шестидневной войны еврейский суверенитет не распространялся на то место, где стоял Храм. В начале двадцатого века Иерусалим был под властью Османской империи, после Первой Мировой войны власть в городе перешла к англичанам, а после их ухода – к арабам. Только после Шестидневной войны власть над городом перешла к евреям. Сразу же после этого возникла практическая возможность возобновить пасхальное жертвоприношение. Проблема заключалась в том, что и израильские власти стали чинить препятствия возобновлению жертвоприношений на Храмовой горе.

Любавический Ребе считал, что если евреи находятся в Иерусалиме в то время, когда там установлена еврейская власть, и не приносят пасхальную жертву, это создает огромную галахическую проблему. Сразу после Шестидневной войны он сказал своим хасидам, что тот, кто в канун Песаха после полудня находится в Иерусалиме и не приносит пасхальную жертву, находится под угрозой «карэта». Поэтому в течение нескольких лет хасиды ХаБаДа в канун Песаха покидали Иерусалим, чтобы избежать этой ситуации. В 5735 (1975) Ребе отменил свое постановление. И не потому, что он изменил свое мнение, а вследствие того, что с великой болью он осознал, что в планы руководства Израиля входит полное запрещение восхождения евреев на Храмовую гору с религиозными целями. В этом отношении, к нашему великому стыду и позору, статус еврейских властей не отличается от статуса властей османских или британских. Как в те времена не существовало такой возможности, и мы имели статус «анусим» («принужденных»). Рав Мордехай Элиягу говорил, что нельзя посещать Стену Плача в канун Песаха после полудня, поскольку человек подпадает под обязанность принести пасхальную жертву – ведь он не может использовать «смягчающее обстоятельство», которое указано в Торе: «Если кто-либо будет нечист трупной нечистотой, или (будет) в дальнем пути, из вас или в поколениях ваших…» (Бемидбар, 9:10), а сегодня нечистота не является препятствием. И если он не находится на достаточном расстоянии от Иерусалима, то почему он тогда не приносит пасхальную жертву? Рав остался при этом мнении и после 5735 года. Он считал, что это все еще в наших руках, и общественность может изменить статус-кво, если только захочет этого.

 

Обязанность оказывать давление на власти с целью добиться разрешения на принесение пасхальной жертвы.

Рабби Акива Игер был одним из самых выдающихся мудрецов Торы как в своем поколении, так и для нас. Его зять, Хатам Софер, также был выдающимся законоучителем во всех поколениях. Рабби Акива Игер писал своему зятю в письме от 12-ого Ийяра 5597 (1837) года: «Надо попросить у иерусалимских властей дать разрешение совершить [пасхальное] жертвоприношение». По его мнению, пасхальное жертвоприношение было проще осуществить с галахической точки зрения, и это можно было осуществить и в условиях галута.

Хатам Софер ответил ему, что есть практическая проблема, связанная с тем, что нынешний турецкий султан не позволяет немусульманам подходить к месту Храма, поскольку на его месте стоит мечеть, в центре которой располагается камень, бывший когда-то частью Храма (Респонсы Хатам Софер, Шульхан Арух, Йорэ Деа, ответ №336).

 

Разрешается входить в Храм для принесения пасхальной жертвы, не смотря на то, что все нечисты трупной нечистотой.

Но с галахической точки зрения Хатам Софер не видел никаких препятствий для осуществления пасхального жертвоприношения. Хотя на сегодняшний день все мы нечисты трупной нечистотой, и у нас нет пепла красной коровы. Он основывался на мнении автора книги «Кафтор ва-перах», который приводит галахический принцип: «Нечистота аннулируется (или отодвигается), если большая часть общества нечиста». Поэтому возможно принести пасхальную жертву и в состоянии ритуальной нечистоты. Так писал автор «Кафтор ва-перах», продолжая обсуждение намерения тосафиста рабби Йехиэля из Парижа, собиравшегося приносить жертвы в Иерусалиме.

Так об этом пишет РаМБаМ: «Если больше количество людей было нечисто во время первого Песаха (14-ого Нисана) – если они составляли меньшинство, то их жертвоприношение переносилось на второй Песах (14-ого Ийяра), как и у остальных ритуально нечистых. Но если большая часть общества была нечистой, или же коэны, или храмовая утварь была нечиста трупной нечистотой – жертвоприношение не переносится, но все приносят пасхальную жертву как есть, и чистые, и нечистые, как сказано: «И были люди, которые были нечисты трупной нечистотой…» (Бемидбар, 9:6) – речь идет о небольшом числе людей, а жертва всего общества не переносится. Но это разрешение касается только трупной нечистоты, как мы уже писали в законах посещения Храма» (Законы пасхальной жертвы, 7:1).

Во времена царя Хизкиягу приносили жертвы в состоянии ритуальной нечистоты. Действительно, подобные случаи уже имели место в практической жизни – народ Израиля уже приносил жертву Песаха в состоянии нечистоты. Это случилось в дни царя Хизкиягу, как сказано: «Так как много (было) в собрании таких, что не освятились, то левиты закалывали пасхальную жертву для всех, кто нечист, для посвящения Г-споду. Ведь многие из народа, большею частью из (колена) Эфраима и Менаше, Иссахара и Звулуна, не очистились; однако же и они вкусили пасхальную жертву, хотя и не как предписано; но Йехизкиягу молился за них, говоря: Г-сподь Благой простит за это, так как подготовили сердца свои взыскать Б-га, Г-спода, Б-га отцов своих, хотя без святого очищения». И их жертвоприношение нашло милость в глазах Вс-вышнего: «И услышал Г-сподь Йехизкиягу, и излечил (простил) Он народ» (Диврей га-Ямим Бет, 30:17-20).

Хашмонаим тоже возвели жертвенник в состоянии ритуальной нечистоты. В книге «Респонсы МаГаРИА» (часть 1, Шульхан Арух, Орах Хаим, с.88) говорится, что именно так поступили Хашмонаим, «когда освободили Храм от греков и их приспешников, и сразу после боя они вошли в него и соорудили там новый жертвенник в состоянии нечистоты. Они поместили в спецхран камни оскверненного греческими царями прежнего жертвенника… и должны были построить новый жертвенник. Но поскольку они были нечисты трупной нечистотой, … то построили жертвенник в нечистоте».

Храм тоже можно было строить в состоянии ритуальной нечистоты. Рав Цви Гирш Калишер в своей книге «Дришат Цион» приводит РаМБаМа (Законы Избранного Дома, 7:23), который описывает, каким образом нужно строить Храм: «Когда есть необходимость в том, чтобы в Храм вошли строители, чтобы что-то построить или починить в нем, или же чтобы вынести оттуда что-либо нечистое, пусть это будут коэны без порока; нет коэнов – пусть войдут левиты; нет левитов – пусть войдут исраэлиты,… не нашли чистых – пусть войдут нечистые».

«В самом здании Храма, обладающем дополнительной святостью, разрешено производить строительные и ремонтные работы даже ритуально нечистым людям, тем более – во дворах Храма, обладающих меньшей святостью, если есть необходимость соорудить жертвенник – разрешено это делать нечистым людям, если нет в наличии чистых». Т.е. разрешено не только приносить жертвы в состоянии ритуальной нечистоты (если большая часть народа нечиста), но и делать все необходимые работы по подготовке к полноценной храмовой службе, как например, строительство здания Храма, его ремонт, сооружение жертвенника, и проведение необходимых замеров.

 

Что делать с противниками возобновления жертвоприношений из числа евреев?

Среди сторонников возобновления пасхального жертвоприношения есть многие, кто опасается негативной реакции израильского общества. Как светские евреи отреагируют на возрождение служения посредством принесения жертв? Что скажут общества в защиту животных? На самом деле этот аспект вообще не заслуживает длительного обсуждения. В нашей традиции есть такое правило: когда речь идет о исполнении заповеди, не обращают внимания на насмешников и критиканов, «И пусть не стыдится из-за смеющихся над ним». В течение всей истории нас преследовали за многие заповеди, насмехались над заповедью обрезания, например, запрещали его проводить, и даже обрекали за это на смерть. На сегодняшний день организация охраны здоровья от ООН рекомендует всем мужчинам обрезаться в качестве профилактической меры для предотвращения многих заболеваний.

Тора особенно предупреждает нас, что будут те, кто станет насмехаться над пасхальной жертвой. «И будет – когда войдете вы в землю, которую даст вам Вс-вышний, как обещал, соблюдайте эту службу. И будет, когда скажут вам сыновья ваши: «Что это у вас за служба такая?…» (Шмот, 12:25). В пасхальной Агаде сын, задающий этот вопрос, называется нечестивым. Он отстраняется от традиции своих предков и говорит: «Я к этому не имею отношения! Я человек просвещенный, и ваш примитивный культ с его кровью совершенно чужд мне! Я не собираюсь участвовать в этом варварском обычае!» Пасхальная Агада готовит нас к подобной возможности уже тысячи лет, и говорит нам: не смущайтесь его словами! «И ты должен затупить ему зубы, и сказать ему: «Из-за этого (пасхальной жертвы) совершил Вс-вышний все (чудеса) эти во время моего исхода из Египта» (Шмот, 13:8). Мне, а не ему! И если бы он был тогда там, то не был бы избавлен» (Пасхальная Агада). Побеждай его в споре. Скажи ему: «Дорогой мой! Если мы будем учитывать все твои посторонние соображения, то избавление никогда не наступит, не дай Б-г! Мы должны следовать своим путем, и только так сможем победить!»

Что, в конце концов, произойдет с противниками этого процесса?

Наши благословенной памяти Мудрецы сказали, что в Священное Писание вошли только те пророчества, которые имели значение для грядущих поколений. В Хрониках сказано, что после длительного царствования Ахаза, запрещавшего исполнять заповеди Торы, на престол взошел его сын Хизкиягу, который сразу же начал проводить обратную политику. Первым делом он стал призывать народ совершить пасхальное жертвоприношение. Он обратился к народу, и сказал, что слабость еврейского государства во времена царствования его отца есть прямое следствие низкопоклонства евреев перед культурами окружающих их народов. «Ибо изменили отцы наши, и делали дурное в очах Г-спода, Б-га нашего, и оставили Его, и отвернули лица свои от обители Г-сподней и оборотились спиною. Также заперли двери притвора, и погасили светильники, и курения не воскуряли, и всесожжения не возносили в святилище Б-гу Израиля. И был гнев Г-спода на Иудею и на Йерушалаим; и Он предал их ужасу, опустошению и осмеянию, как вы видите глазами своими. И вот, пали отцы наши от меча, а сыновья наши, и дочери наши, и жены наши в плену за это» (Диврей га-Ямим Бет, 29:6-9). Хизкиягу предлагает народу возобновить союз со Вс-вышним с помощью пасхальной жертвы и возрождения храмовой службы. Они открыли врата Храма в месяце Нисан, и принялись очищать и освящать его. «…И было восстановлено служение в доме Г-споднем. И радовался Йехизкиягу и весь народ тому, что устроил Б-г для народа, ибо неожиданно было это» (Диврей га-Ямим Бет, 29:35-36). Царь Хизкиягу был поражен – как им удалось в течение одного месяца возродить былое величие и святость Храма, стоявшего в запустении более пятнадцати лет?! За этот месяц сердца всего народа Израиля полностью обратились к Храму, словно и не было долгого отчуждения. Стоило лишь закончиться нечестивому правлению, как сразу же в сердца вернулась вера, которая только ждала своего часа глубоко внутри.

Далее Писание рассказывает нам, как царь Хизкиягу послал гонцов во все пределы Израиля и Иудеи, чтобы распространить радостную весть о восстановлении храмового служения. По причине быстро завершенного очищения было решено провести пасхальное жертвоприношение во Второй Песах, 14-ого Ийяра. «И пошли гонцы с письмами от царя и от князей его по всему Израилю и Иудее, и по повелению царя говорили: Дети Израиля! Вернитесь к Г-споду, Б-гу Авраама, Ицхака и Израиля, и Он возвратится к остатку, уцелевшему у вас от руки царей Ашшура. И не будьте, как отцы ваши и как братья ваши, которые изменили Г-споду, Б-гу отцов своих, и Он отдал их на опустошение, как вы видите. Ныне не будьте жестоковыйны, как отцы ваши – дайте руку (обета) Г-споду, и приходите в святилище Его, которое Он освятил навеки; и служите Г-споду, Б-гу вашему, и Он отвратит от вас пламень гнева Своего. Ибо, когда вы вернетесь к Г-споду, (тогда) братья ваши и дети ваши (будут) в милости у пленивших их, и возвратятся в землю сию; ибо благ и милосерден Г-сподь, Б-г наш, и не отвернет лица от вас, если вы обратитесь к Нему» (Диврей га-Ямим Бет, 30:6-9).

Какова же была реакция народа на действия, предпринятые Хизкиягу? «И ходили гонцы из города в город по земле Эфраима и Менаше и до (удела) Звулуна, но высмеивали их и издевались над ними. Только часть людей (колена) Ашера, Менаше и Звулуна покорилась и пришла в Йерушалаим. И в Иудее была рука Б-жья, даровавшая им единое сердце, дабы исполнять повеление царя и князей, по слову Г-спода. И собралось в Йерушалаиме множество народа совершить праздник опресноков, во второй месяц, – собрание весьма многочисленное» (Диврей га-Ямим Бет, 30:10-13). Так было в первый год. Но в следующие годы все изменилось к лучшему. В трактате Сангедрин Вавилонского Талмуда (лист 94Б), рассказывается, что Мудрецы Торы устроили проверку, и не нашли на всей территории страны, от Дана до Беер-Шевы, ни ребенка, ни взрослого, который бы не разбирался в законах ритуальной чистоты и нечистоты. В заслугу этого они чудесным образом спаслись от ассирийского завоевания, в то время как десять северных колен были изгнаны на чужбину. Это означает, что и те, кто насмехались над восстанавливающими храмовую службу, раскаялись или ушли в изгнание.

 

Коэны и их одеяния.

В своем ответе на письмо рабби Акивы Игера Хатам Софер разбирает различные аспекты пасхального жертвоприношения: «Вопрос об одеждах первосвященника вообще не поднимается, поскольку жертвоприношения можно возобновить и без назначения первосвященника, а следовательно, и без его одеяний… А то, что некоторые высказывают опасение в отношении происхождения коэнов, так же не является проблемой, поскольку рав Йехиэль заль утверждал, что вполне можно полагаться на их «хазаку»». Т.е. те, кто на сегодняшний день считаются коэнами, имеют право служить в Храме и приносить жертвы. Ведь наши Мудрецы учили: ««Благослови, Господи, его рать («хейло»)….» (Дварим, 33:11) — даже если служат коэны с испорченным происхождением («халалим»), не смотря на это Вс-вышний благословляет их служение».

Откуда мы можем сегодня достать одежды для коэнов? Не смотря на то, что проблема одежды для коэнов была затронута в ответе Хатам Софера, она не была решена. Рав Цви Гирш Хают пишет, что для рядовых коэнов и сегодня можно сделать обычные четыре одежды: длинную рубаху, штаны, кушак и тюрбан. И хотя для первосвященника сделать одежды гораздо труднее, их отсутствие не препятствует ведению храмовой службы вообще, и пасхальному жертвоприношению в частности (см. РаМБаМ, в конце законов о храмовой утвари, а так же МаГаРиЦ Хают, Кунтрас Ахарон, глава 2).

Жертвенник всесожжения.

Проблема жертвенника является самой сложной проблемой в деле возобновления жертвоприношений. Забой пасхальной жертвы должен производиться во дворе Храма, называемом «азара». Место расположения «азары» нам известно – оно находится на возвышении, на котором стоит «Кипат га-Села» (Купол над скалой), под которым располагается «Эвен га-Штия» (Краеугольный Камень).

Для возобновления жертвоприношений нужно построить жертвенник. Согласно РаМБаМу, жертвенник не обязательно должен соответствовать своим историческим максимальным размерам (Законы оскверненных святынь, 3:25). Его минимальные размеры – 5 на 5 локтей и 3 локтя в высоту.

Жертвенник надлежит сложить из гладких цельных камней, к которым не прикасалась рука человека с целью их обработки. Если имеются камни, имеющие естественные сколы, то они также пригодны для жертвенника. РаМБаМ в Законах Избранного Дома (1:14) пишет: «Поэтому необходимо взять камни из чрева земли,  или со дна долины, где течет ручей». Порядок построения жертвенника расписан в Талмуде (трактат Звахим, 53А): следует сбить деревянную форму, наполнить ее собранными камнями, после чего залить цементом, который скрепит камни в единую структуру.

Место жертвенника. РаМБаМ пишет (Законы Избранного Дома 2:1): «Место жертвенника точно определено раз и навсегда, и нельзя его изменить». Талмуд говорит, что царь Давид освятил для постройки жертвенника территорию площадью 60 на 60 локтей (тр. Звахим, 62А), и там как раз и находился жертвенник. Поэтому следует начать отмерять территорию 60 на 60 локтей приблизительно с десятиметрового отдаления от Кипат га-Села на восток. Забой пасхальной жертвы также должен производиться около жертвенника. Это необходимо для того, чтобы забой произошел на территории «азары», а не за ее пределами. Внутри этой площади необходимо выбрать территорию 5 на 5 локтей, где и будет располагаться жертвенник. Это совершенно не трудно.

Необходимо готовиться к настоящему Песаху.

Мы изучает эти законы не для того, чтобы освободить себя от этой заповеди по принципу «заплатим мы быками наших уст», но как выражение горячего желание в реальности осуществить пасхальное жертвоприношение. И не смотря на то, что нам это не привычно, и уже давно мы существуем без Храма, необходимо сломать старые привычки, чтобы не уподобиться тем, кто, выйдя из Египта, все время думал о «луке и чесноке», которые он ел в рабстве. Нам следует привыкнуть к жизни, в которой Б-жественное Присутствие проявляется в ощутимых формах, когда врата Небес раскрыты. Это должно стать первым шагом на пути к построению Третьего Храма.

Подобное мероприятие нельзя проводить тайно или потихоньку. Пасхальная жертва – единственная жертва, которая приносится всем обществом и которая обладает статусом общественной жертвы во многих аспектах. Поэтому требование возобновить пасхальное жертвоприношение также должно исходить от общества. Для этого и предназначена эта статья. Рав Элиягу Бен-Даган, который жил в еврейском квартале Старого Города, рассказывает: «Рав Мордехай Элиягу заль звонил мне в канун каждого Песаха и резервировал для себя и своей семьи место для того, чтобы есть мясо пасхальной жертвы внутри стен древнего Иерусалима». Вот пример практической подготовки к правильному проведению Песаха. Не смотря на то, что рав Элиягу не давал никому указания поступать также, он многократно и настойчиво напоминал своим ученикам, что запрещено уезжать из Земли Израиля в период Песаха, поскольку выезд за границу Святой Земли в этот период демонстрирует недостаток веры. Разве ты не надеешься, что в этом году произойдет пасхальное жертвоприношение?! Тогда в чем же тогда смысл чтения Агады?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s